Публикации

Белый папуас

Белый папуас

Потомок шотландского барона Николай Миклухо-Маклай появился на свет в 1846 году. Мальчику было всего одиннадцать лет, когда умер его отец, оставивший семью в бедности. После окончания школы его отдали во Вторую казенную гимназию в Санкт-Петербурге. Но далее будущего ученого ждала череда испытаний.

Вскоре Миклухо-Маклай за крамольные речи и вольнодумство был исключен и из гимназии, и из университета.

1. Последний герой

В 18 лет молодой человек уехал в Германию, где вел нищенскую жизнь, экономя на каждом куске хлеба. В Гейдельберге, Лейпциге и Йене изучал философию, историю, потом медицину.

Очевидно, какие-то качества его характера привлекли к нему внимание Эрнста Геккеля - замечательного натуралиста и любимого профессора, лекции которого он никогда не пропускал. Геккель пригласил его принять участие в экспедиции на Канарские острова. Николай согласился не задумываясь.

С этого момента начинается великий подвиг его жизни, его Большое Путешествие, которое длилось всю жизнь.

В сентябре 1871 года Миклухо-Маклай прибыл на берег Кораллового моря и в компании со шведским исследователем Ульсеном и полинезийцем Боем остался среди папуасов.

Во все времена Новая Гвинея была далека, дика и опасна. А русский путешественник был первым европейцем, который осмелился поселиться бок о бок с первобытными людьми.

Поражает самообладание вновь прибывшего 25-летнего островитянина.

В один из дней Николай отправился в близлежащую деревню, где был встречен крайне враждебно. Увидев озлобленные лица аборигенов, недвусмысленно размахивавших копьями перед его носом, безоружный ученый невозмутимо раскинул на земле прихваченную с собой циновку, скинул башмаки, улегся и через несколько минут уснул. Проснувшись, обнаружил рассевшихся вокруг папуасов, наблюдавших за удивительным белым человеком. Неторопливо зашнуровав обувь, он покинул "теплую компанию". Подобные поступки способствовали распространению слухов о бессмертии человека, столь демонстративно игнорировавшего опасность.

Спустя несколько месяцев Миклухо-Маклай мог уже вполне сносно изъясняться с папуасами на их языке. Контакты налаживались.

Миклухо-Маклай во время своего путешествия в Новую Гвинею с мальчиком из местного племени.
Миклухо-Маклай во время своего путешествия в Новую Гвинею с мальчиком из местного племени.

Интересно, что не только ученый изучал папуасов. Но и он сам стал объектом их пристального внимания, ведь Николай Николаевич был первым белым человеком на этой земле. Миклухо-Маклай стал героем множества мифов и легенд. Его приезд они восприняли как конец света, а его самого стали называть лунным человеком, а также человеком в оболочке, так как сами папуасы не носили одежду. Жизнь на острове сопровождалась постоянными опасностями. Николай Николаевич чуть не был раздавлен огромным упавшим деревом, был покусан дикими осами, а однажды, доставая из моря убитую им птицу, подвергся атаке акулы. Впрочем, опасностями белолицый пришелец пренебрегал, а болеть было некогда - работа и исследования отнимали все время.

Миклухо-Маклай ходил в экспедиции в глубь острова. Составлял карту местности. Надо сказать, что территория Папуа - Новой Гвинеи до сих пор полностью не изучена. А в те годы исследования русского путешественника были не менее важны, чем походы английского миссионера Ливингстона в Африку.

В отличие от английского покорителя Африки, который больше времени уделял попыткам христианизации негров, Миклухо-Маклай занимался наукой. Он изучал растения, насекомых и морских животных, знакомился с обычаями и традициями папуасов, присутствовал при родах и похоронах, лечил аборигенов от болезней и ран, иногда спасая от верной смерти, сидел в качестве почетного гостя на местных торжествах - и записывал, записывал, скрупулезно фиксируя увиденное, накапливая бесценный научный материал. И все-таки главной опасности избежать ему не удалось - его съедала лихорадка. Запасы хины заканчивались, лицо и руки опухли, случались приступы бреда, но Миклухо-Маклай не сдавался и все же завершил работу над "Антропологическими заметками о папуасах Берега Маклая в Новой Гвинее".

Через год и три месяца он увидел на горизонте русский клипер "Изумруд", прибывший, чтобы забрать ученого. Моряки, не ожидавшие увидеть его живым, были поражены тем, что тяжело больной, ослабевший Николай Николаевич мучительно раздумывал - стоит ли покидать полюбившуюся ему землю. В конце концов, верх взяло благоразумие.

2. На лицо ужасные, добрые внутри

Однако возвращаться в Россию ученый не спешил. Путешествие продолжалось. За 20 лет своих скитаний Николай Николаевич объездил Канары и Марокко, Чили и Египет, Англию и Йемен, Швецию и Эфиопию, побывал на легендарном острове Пасхи, посетил Таити, Самоа, Каролинские и Филиппинские острова, жил в Австралии, обошел весь Малайский архипелаг.

В августе 1874 года Миклухо-Маклай отправляется в путешествие по Малаккскому полуострову. Он пробирается в глубь Малаккского полуострова и находит там таинственное племя оранутанов, то есть "людей леса" - низкорослых чернокожих туземцев, спящих на деревьях и называющих своих детей по названиям деревьев. Миклухо-Маклай спал вместе с ними, сплавлялся по рекам, кишащим крокодилами, спасался от змей, питался чем придется.

Походы следовали друг за другом - исследование тропических лесов княжества Келантан, где до него не ступала нога белого человека, путешествие в западную Микронезию и северную Меланезию, изучение островов Палау, Ву-ап (Яп) и архипелага Адмиралтейства.

После этого он снова вернулся на ставшим для него родным Берег Маклая в заливе Астролябия. Второй приезд длился с 27 июня 1876 года по 10 ноября 1877 года. Но ослабевшее здоровье 31-летнего ученого давало о себе знать все сильнее. Он стал похож на скелет: взрослый мужчина весил меньше 40 килограммов.

Нужно было лечиться и обрабатывать материалы проведенных экспедиций. И Миклухо-Маклай решился - поднявшись на борт случайно зашедшей в залив английской шхуны, он направился в Сингапур. В 1882 году, спустя долгих 12 лет после начала своих странствий, совершив кругосветное путешествие, Николай Николаевич Миклухо-Маклай опять увидел знакомые берега Невы, золотой шпиль Адмиралтейства и купола Исаакия. Он вернулся в Петербург.

3. Туземный гарем

У потомка шотландского барона и выдающегося ученого была еще одна коллекция, о которой умалчивают школьные учебники истории. Он с упоением описывал папуасских женщин, которых изучил во всех подробностях. Николай Николаевич писал в своих воспоминаниях, что ласки папуасок в корне отличаются от принятых в европейском обществе.

По пути на Новую Гвинею Миклухо-Маклай знакомится с красивой перуанкой из Кальо, Мануэлой, которая на время завладела всеми его мыслями и чувствами. Чуть позже из Чили он писал другу, что сошелся с юной 14-летней чилийкой Эммой. В Африке у Миклухо-Маклая были многочисленные "временные жены", как он сам их называл, из числа туземок-служанок. Причем самой младшей из них было всего 11, о чем он писал своему другу князю Мещерскому. Он не совращал малолетних девочек - в тех краях девочки рано становятся женщинами.

4. Утопическая Чернороссия

Возвращение было триумфальным. О нем писали все газеты, излагали его биографию, восторженно описывали его путешествия и результаты исследований. В дар Российской академии наук исследователь привез 30 ящиков бесценных вещей, которые насобирал за долгие годы странствий. Но сундуки, наполненные чучелами диковинных животных и предметами быта аборигенов, были брошены в подвалы академии на съедение крысам.

Миклухо-Маклай предложил Александру II учредить в Папуа - Новой Гвинее российскую колонию. Ученый на самом деле до того был очарован этим чудесным уголком планеты, что видел в нем некий гогеновский рай на земле с прекрасными полуголыми девушками и вечным летом. Он твердо решил сделать все возможное, чтобы предотвратить колонизацию Папуа - Новой Гвинеи другими странами. А, получив высочайший отказ, обратился через газеты ко всем желающим - ехать на Берег Маклая. Журналисты ехидничали: есть Россия, Белоруссия, Малороссия - будет еще и Чернороссия.

Желающих набралось тысячи полторы-две. Деньги на экспедицию Миклухо-Маклай решил заработать сам: продажей коллекций, написанием книг. Но здоровье не позволило осуществить задуманное.

Не прошло и года, как ученый опять оказался в далеком Сиднее, где нашел свое семейное счастье. В феврале 1884 года Николай Николаевич обвенчался с молодой вдовой Маргаритой-Эммой Робертсон. Через девять месяцев родился сын Саша, еще через один год на свет появился его брат Владимир.

А жить счастливому отцу и мужу оставалось только два года.

Он уезжал и трижды возвращался в Россию, а в четвертый раз вернулся, чтобы умереть. Он уехал юношей, а когда умирал, в свои 42 года казался глубоким стариком. Своей молодостью и жизнью заплатил он за краски южных морей и блеск тропического солнца.

Комментарии (1)

1. Игорь
2014-07-06 10:29:37
Хорошо пожил.