Публикации

Черная пятница тамплиеров

Черная пятница тамплиеров

В пятницу 13 октября 1307 года французский король Филипп IV (по прозвищу Красивый) арестовал и казнил рыцарей-тамплиеров. Их арест был хорошо организован и фактически прекратил деятельность ордена рыцарей-храмовников. Но что же стало причиной этой необузданной ярости всесильного короля?

13 октября 1307 года ордену, который просуществовал почти 200 лет, пришлось вплотную столкнуться с вероломством мирских властителей. А ведь в 1118 году девять французских рыцарей, давших иерусалимскому патриарху обет целомудрия, бедности, послушания, были заодно с королем. Целью ордена была защита христиан, которые в Палестине постоянно подвергались нападениям мусульман.

1. На страже христианских ценностей

Во второй половине XIII века ежегодный доход ордена составлял 54 миллиона франков (для сравнения: годовой доход французского короля Карла V составлял 4,5 млн франков), а число его членов доходило до 30 тысяч рыцарей. При королевских дворах Парижа, Лондона, Барселоны тамплиеры занимали постоянные и значительные должности.

Кроме того, рыцари брали на себя посреднические судейские функции, устраивали по всей Европе банковские финансовые операции, занимались мореплаванием и строительством кораблей, наукой своего времени.

Деньгами ордена распоряжался Великий магистр. Приток средств в орден был таким грандиозным, что тамплиеры развернули финансирование строительства готических соборов и густой сети дорог европейского значения. Орденом в одной только Франции было выстроено более 200 готических церквей. Это подняло общий культурный уровень народа, сформировало слой ремесленников, способных строить дома, дворцы, мельницы, постоялые дворы. Так невольно укрепилась гипотеза об открытии первыми рыцарями артефактов времен царя-строителя Соломона.

2. Умелые хозяйственники

На Востоке тамплиеры были сражающейся армией. На Западе - организаторами хозяйственной деятельности. Опорой ордена стали командорства, руководимые рыцарями или сержантами. Почти во всех командорствах располагалось строение, названное "Большой дом", с кельями для проживания рыцарей. Несколько командорств составляли бальяж, а те - провинцию. Сеть покрывала огромные пространства Португалии, Кастилии, Арагона, Мальорки, Франции, Англии, Германии, Италии, Апулии. По существу, вся система ордена могла прийти в движение мгновенно, исполняя приказ, и добиться необходимых ей решений политического, экономического либо духовного уровня.

Вооруженные рыцари сопровождали по дорогам обозы торговцев и паломников. Они принимали за определенную плату на хранение товары, своими гарантийными письмами обеспечивая перевод денег из одного места страны в другое, не подвергая владельца опасности быть ограбленным. Это была первая глобальная система безденежного обращения ценностей в Европе.

Финансисты ордена стали давать под залог и просто взаймы деньги как отдельным личностям, так и правителям Европы. Был их должником и вечно нуждавшийся король Франции Филипп IV Красивый, пытавшийся стать наследником их богатств.

Средневековое рыцарство-монашество ордена Храма исполняло миссию воздействия на нации. Главная роль - военная, с которой рыцари справлялись успешно. Именно она прикрывала тайную миссию преобразования государств - создание глобальной экономической и торговой сети Европы.

Венецианцы нередко изображались хитроватыми, но безобидными купцами.
Венецианцы нередко изображались хитроватыми, но безобидными купцами.

В битве при Хаттине (9 июля 1187 года) христианские рыцари проиграли сражение мусульманскому войску Саладина и вынуждены были уступить Иерусалим. В 1291 году последний оплот христианства был оставлен. Тамплиеры вернулись во Францию, где у них оставались большие владения и сильное влияние. Великий магистр ордена Храма Жак де Моле в сопровождении шестидесяти самых уважаемых рыцарей, с советом и орденской казной, состоявшей из 150 000 золотых безантов (византийская золотая монета) и тюков серебра, прибыл в Париж. Средства эти предназначались для расширения финансовых операций ордена, ведь они состояли из ростовщических ссуд. В 1204 году, например, английский король Иоанн Безземельный взял ссуду в лондонском "Тампле" под коронные драгоценности, а в 1220 году у английских тамплиеров оказалась даже большая королевская печать Англии. Стоит вспомнить и Ричарда Львиное Сердце, который под ссуду в 100 тысяч безантов отдал тамплиерам остров Родос со всеми его крепостями и населенными пунктами. Сокровища были помещены в парижском храме, и началась новая глава в истории ордена, завершившаяся трагически в пятницу 13-го.

После скрытной подготовки 13 октября 1307 года были арестованы многие тамплиеры по всей Франции вместе с их главой Жаком де Моле.

К уничтожению могучего ордена всех подталкивала инквизиция, считавшая себя единоличным руководителем всех христианских движений. Так же, как и во всех других процессах, инквизиция использовала свое единственное оружие - клевету. Рыцарей-монахов обвинили в сговоре с дьяволами-мусульманами, в предательстве, из-за которого была потеряна Святая земля, в нарушении христианских обрядов, в покушении на чужое имущество, в разврате. Климент V направил королю Кипра, епископам Фамагусты и Никосии послание с требованием подвергать захваченных тамплиеров пыткам.

Совсем иначе повели себя по отношению к тамплиерам правители других государств - многие из них продолжали сотрудничать с тамплиерами как ни в чем не бывало.

Все эти противоречивые действия европейских монархов и даже церковных властей доказывали явную надуманность претензий, предъявляемых членам ордена во Франции.

3. Тайные конкуренты

Можно предположить, что именно против преобразований, то есть задуманной глобализации, выступила таинственная сила, скрывшаяся за спиной французского короля. Созданная тамплиерами финансовая система расчетов и перемещения средств на громадные расстояния Запада и Востока понадобилась папству и венецианским торговцам - посредникам.

Историк Мас-Латри нашел в венецианских архивах несколько документов, касающихся договора египетского султана Саладина с Венецией в период 1205-1217 гг. С этой точки зрения, Четвертый крестовый поход представляется хитроумной сделкой, ловкой политической игрой, в которой крестоносцы были пешками.

Пока рыцарское войско ожидало на острове Лидо венецианские корабли, которые должны были переправить их на Святую землю для войны с неверными, венецианские послы 13 мая 1202 года заключили торговый договор, в силу которого венецианцам гарантировали особый квартал в мусульманской Александрии. Для ратификации договора в Венецию был послан эмир Саладин. Вместо борьбы за дело Креста состоялась экспедиция по захвату Константинополя и утверждению всемирного торгового могущества Венеции. Один из представителей "черной" венецианской аристократии, адмирал венецианского флота Барбаро привез воинов-рыцарей к стенам второго Рима, обещая им громадную добычу золота и серебра.

Могущественная Венеция, разбогатевшая на сокровищах разграбленной Византии, победила рыцарей-храмовников хитростью.
Могущественная Венеция, разбогатевшая на сокровищах разграбленной Византии, победила рыцарей-храмовников хитростью.

Золото, полученное при разграблении православного Константинополя, было фундаментом венецианских банков. Договор с мусульманами открывал венецианцам торговый посреднический маршрут между Востоком и Западом. Папа римский поручил банкирам-ростовщикам собирать церковную десятину, с которой им было разрешено получать свой процент. Таким образом, в руках итальянских банкиров оказались огромные капиталы, а по их векселям можно было получить деньги у ростовщиков в других городах и странах. Система банковских грабежей, разработанная тамплиерами, опиралась на разнообразный и подчас громадный ростовщический процент многочисленных ссуд. Так, императору Фридриху II ссуды были предоставлены под 30-40%. В испанской Модене максимальная ставка была установлена в 20%, в то время как в Милане и Генуе максимальная ставка была 15%, в Вероне - 12,5%, в Англии - 43%, а в Германии самой высокой - 173%. Заемщики были не в состоянии противостоять требованиям финансистов ордена, потому что за ним стояли рыцарские отряды. Появившиеся во время крестовых походов богатые купеческие состояния Венеции и Флоренции сделали все, чтобы воспринять практику рыцарей, а вместе с ней огромную финансовую сеть, окутавшую Европу.

Система стала инструментом венецианской знати, распространившей финансовую сеть еще шире.

Комментарии (0)

Пока пусто