Публикации

Дипломатия по-польски

Дипломатия по-польски

В середине XVII века Речь Посполитая переживала тяжелое время. Восстание Богдана Хмельницкого надорвало силы польско-литовского государства, а ко всем бедам добавилась война почти со всеми соседями. Вслед за Московским государством, отвоевавшем смоленские и полоцкие земли, в Речь Посполитую вцепились Швеция и Трансильвания (Семиградье).

Когда поляки почувствовали угрозу развала государства, они пошли на неординарный шаг - инициировали переговоры с московским царем, обещая в случае заступничества московского царя перед шведами отдать ему польскую корону.

1. Хитрый маневр

У 26-летнего Алексея Михайловича, уже 30 июля 1655 года объявившего себя "государем Полоцким и Мстиславским, великим князем Литовским, Белой Руси, Волыни и Подолии" (хотя и Волынь, и Подолию нужно еще было отвоевать), началось головокружение от успехов. Он прекращает войну с Польшей и, не дождавшись даже начала переговоров с поляками, 17 мая 1656 года объявляет войну Швеции. А на переговоры с поляками, проходившими с середины августа по конец октября того же года, украинские представители, несмотря на просьбы гетмана Богдана Хмельницкого, допущены не были.

Позже многие российские историки будут говорить об этом эпизоде как об уникальнейшей возможности мирно объединить Речь Посполитую с Московией. И лишь украинский гетман уже тогда трезво оценил ситуацию и сразу предупредил молодого царя, что это все "лядские хитрости". В ответ на нарушение московским царем Переяславских статей, где совместная война с Польшей была оговорена в первом пункте, гетман заключает военный договор со шведами и трансильванцами и посылает двенадцатитысячный казачий корпус Антона Ждановича на помощь трансильванскому государю Юрию Ракоци. Для кого-то из читателей это окажется полной неожиданностью, но объединенное войско берет Краков и Варшаву! Идея Богдана Хмельницкого о "Руси до Вислы", как никогда, была близка к воплощению...

Возникает закономерный вопрос: как могло случиться, что после столь блестящих успехов освободительная война украинского народа была не только триумфально завершена, но даже разгорелась с новой силой и в конце концов привела к новым многочисленным жертвам и разделу страны?

2. Упущенная возможность

Увы! "Высокая дипломатия" далеко не всегда опирается на чаяния народные. Молодой московский царь, обуреваемый алчностью и жаждущий польской короны, похоронил все предыдущие завоевания. Он посылает одного за другим эмиссаров в Украину, которые не только склоняют украинского гетмана к отзыву казаков из Польши, но и проводят антивоенную пропаганду в казачьих войсках (царь-батюшка на поляков вас не посылал!). Особенно в этом отличился царский посланец Иван Желябовский.

Эта агитация имеет успех - разагитированные казаки корпуса Ждановича потянулись домой. Как поется в песне: "Наплевать, наплевать, надоело воевать, были мы солдаты, а теперь до хаты". Большевики этот опыт переймут позже.

Но правильно ли все рассчитал Алексей Михайлович? Развалив казацко-польский фронт, он и сам остался у разбитого корыта. В 1660 году поляки, оправившись от поражений и заручившись поддержкой союзников, опять начали военные действия. О польской короне Алексею Михайловичу речь уже не шла. Московскому государству пришлось срочно ликвидировать шведский фронт и подписать Кардисский мир 1661 года. За обещания шведов не нападать на Московию в союзе с Польшей пришлось заплатить немалую цену - отдать шведам Даугавпилс, Кокенгаузен, Дерпт, Ямбург и Нотебург (Орешек). Все вернулось к условиям Столбовского мира 1617 года со шведами - Россия опять осталась без Балтийского моря.

С Польшей дела были не намного лучше. Поляки отвоевали Полоцк, Витебск, Оршу, Могилев, Минск, Бобруйск и Вильно. О Волыни и Подолии речь уже не шла. От царской прибавки к титулу 1655 года ничего не осталось. Правда, в руках царя был Смоленск и левобережье Украины, но это был такой мизер по сравнению с упущенной возможностью присоединить всю Украину, всю Белоруссию и всю Литву...

Соловьев в своей "Истории..." один из подразделов озаглавил - "Двадцать одна причина, почему царь Алексей не мог быть избран в преемники Яну-Казимиру". О двадцать второй по счету (и первой по сути) причине, которая сгубила честолюбивые замыслы царя, читатель должен догадываться сам.

Комментарии (0)

Пока пусто