Публикации

Как Запад стал богатым

Как Запад стал богатым

Некоторые страны Западной Европы уже в XVI столетии могли достичь любых берегов планеты. Первое, для чего они это использовали, - это собственное обогащение за счет других народов! Европейские торговые компании не гнушались ни насилием, ни жульничеством. За свой дешевый ширпотреб англичане, португальцы, голландцы брали у жителей Африки и Азии вещи, цена которых в Европе зашкаливала за все пределы.

Аборигенов обманывали, а они были рады, потому что не знали истинных цен ни того, что они получали от "белых людей", ни своих товаров. Европейцы увозили аборигенов в рабство и открывали на их землях торговые форпосты - фактории, подготавливая колониальное порабощение. Создавали пиратские эскадры. Топили корабли конкурентов.

1. Цивилизованные работорговцы

В XVI веке испанские колониальные власти в Центральной Америке не имели своего торгового флота и затруднялись осваивать земли без рабского труда и товаров из Европы. В самой Испании тоже были трудности. Решили привлечь иностранных перевозчиков.

Сначала король Карл V даровал привилегию ежегодного привоза рабов из Африки в Вест-Индию голландцам. В 1580-м работенку перехватили генуэзцы. К началу XVIII века их сменили французы.

Наконец возить рабов захотели англичане. Они активно заселяли то, что позже превратилось в США, вытесняя из Флориды испанцев, - и, конечно, в Мадриде такому развитию событий не были рады. Но англичане лезли в дело, невзирая ни на что.

В начале XVIII века европейские монархии вели войны за так называемое испанское наследство. Великобритании удалось по предварительному миру (1711 год) добиться монополии на поставку рабов в Вест-Индию на тридцать лет, а Утрехтский мирный договор (1713 год), завершивший войну, окончательно закрепил за британцами это право. Отныне они - вернее, Компания Южных морей, созданная в 1711-м, - могли ежегодно доставлять в испанские колонии неограниченное количество рабов и 500 тонн прочих товаров. А взамен Компания приняла на себя громадный государственный долг, выросший за годы войны. Фактически частная фирма оплатила войну.

Рабов для перевозки и перепродажи поставляла ей английская же Королевская Африканская компания.

Присмотра за англичанами не было, и они, не ограничившись разрешенной торговлей, увлеклись контрабандой, да в таких объемах, что особые налоги, которые колониальные власти брали с контрабанды, составляли основную статью пополнения их бюджетов.

Испанское правительство, обозленное тем, что англичане торгуют с его колониями сверх лимита, требовало, чтобы те разрешили досмотр своих кораблей. Англичане возражали: мы, дескать, всего лишь покрываем потери от незаконных действий французов и голландцев, которые везут в Америку рабов, мануфактуру и прочее, наплевав на нашу монополию, - и лучше бы испанцам разобраться с ними.

Тогда Испания учредила отряды охранников побережий, а те, получив от короля право досмотра любых иноземных судов, немедленно занялись пиратством. А грабили они в карибских водах прежде всего английские торговые корабли.

Конечно, начались войны. Одна из них - в 1727-1729 годах - привела к фактическому разрыву торговых отношений. Король Испании Филипп V отозвал у англичан право торговли рабами и приказал конфисковать все британские корабли, стоявшие в тот момент в испанских гаванях. Британцы же продолжили контрабандную доставку грузов и рабов, а вдобавок установили многолетнюю блокаду вест-индских испанских портов.

Новая война вспыхнула в 1739 году.

2. Война из-за уха Дженкинса

9 апреля 1731 года испанский военный корабль остановил бриг капитана Роберта Дженкинса "Ребекка", который нелегально торговал ромом в карибских водах, и для досмотра отконвоировал судно в порт Гаваны. Дженкинс возмутился грубостью досмотровой команды, и тогда командир испанцев Хулио Фандиньо отрезал ему ухо. Он велел отвезти отрезанный орган королю Георгу, добавив: "То же самое случится и с ним (королем), если он будет пойман на контрабанде".

По прибытии в Англию Дженкинс подал на имя короля жалобу, но историю замяли. Дело в том, что английское правительство не желало войны с Испанией. Его устраивало, что испанцы осуществляют административный контроль над громадными территориями Вест-Индии, оставляя Англии возможность наживаться на торговле.

Оппозиция, требовавшая защитить британское торговое судоходство в карибских водах от произвола испанцев, об инциденте с Дженкинсом долго не знала. Наконец, безухий капитан 19 октября 1739 года принес бутыль с заспиртованным ухом на заседание Палаты общин как свидетельство бесчинств испанцев против мирных английских торговцев. Возмущенные парламентарии потребовали, чтобы правительство ответило на это оскорбление войной. Деваться было некуда: 23 октября 1739 года война была объявлена, и манифест о ее начале сопровождался народными гуляниями в Лондоне.

Впрочем, эта войнушка скоро превратилась в частный факт более крупной войны за австрийское наследство, в которой участвовало много стран. А когда она закончилась (в 1748 году), Великобритания добилась для Компании Южных морей продления права на работорговлю еще на четыре года. Но уже в 1750-м Компания отказалась от этого права за компенсацию в сто тысяч фунтов стерлингов.

В XIX веке Британия - "мировой перевозчик" - превратилась в "мировую мастерскую": теперь для собирания сверхприбыли применялась монополия не на мореплавание, а на технологию промышленного производства вещей. В то время на острие технического прогресса была текстильная промышленность - и Англия завалила дешевым текстилем своего возможного конкурента, Испанию, лишь бы та оставалась поставщиком вина, и не более. С тех пор Испания отстала от Англии навсегда.

3. Кто подсадил мир на наркотики?

В Китайской империи наркотики были запрещены с древности. Применяли их только в медицинских целях.

Но английская Ост-Индская компания с местными законами не считалась: если в 1820 году она ввезла в страну около 309 тонн опиума, то в 1835-м - уже более 1500 тонн. Потом британское правительство отменило торговую монополию этой компании, и дешевый опиум стали завозить все кому не лень.

К 1837 году опиум составлял 57% всего импорта Китая, и к нему приобщились до 90% трудоспособных мужчин прибрежных районов страны. Экономическая активность превратилась в пассивность, уровень жизни рухнул, таможенники брали сумасшедшие взятки. Что делать? В 1839-м правительственный комиссар из Пекина спалил в порту огромный груз опиума, и в ответ на это Англия... начала войну. Англичане захватили Гонконг и еще несколько островов, подошли к Нанкину. Китайское правительство не смогло организовать оборону и капитулировало.

По итогам "опиумной войны" Китай уступил Англии Гонконг, открыл пять портов для захода иностранных судов и заплатил 9 млн. долларов серебром в возмещение стоимости опиума, уничтоженного перед войной.

В 1854 году англичане потребовали от Китая легализации ввоза опиума из английских владений в Индии и Бирме, а также освобождения британских товаров от пошлин. Китайское правительство не проявило буйной радости, почти два года волынило, и в 1856-м Англия вновь начала военные действия, а потом к ней присоединилась и Франция. Вторую "опиумную войну" Китай опять проиграл. Пришлось открыть для иностранцев еще несколько портов и оплатить затраты западных стран на войну. И снять любые ограничения на оборот наркотиков! Одновременно с этими событиями к наркотикам привыкала Европа. Это стало как бы "теневой стороной" увлечения цветами. Все знают: голландцы, привезя из своих колоний тюльпаны, стали наживаться на их разведении и продаже. Но мало кто обращает внимание на то, что на живописных полотнах многих мастеров конца XIX века изображены отнюдь не тюльпаны, а маковые поля - источник опиума - даже под Парижем.

Комментарии (0)

Пока пусто