Публикации

Красный рассвет

Красный рассвет

Послевоенная Европа, зализывая полученные раны, налаживала мирную жизнь. И если с Восточной Европой все было понятно - Польша, Венгрия, Болгария, Чехословакия, освобожденные Советской армией, стали частью соцлагеря, то Франция, Италия, Греция стояли перед открытой дверью в коммунистическое будущее, не решаясь сделать еще один шаг. А что, если бы эти страны все-таки избрали путь, предложенный Москвой?

Положение коммунистов в Европе после Второй мировой войны было прочным, как никогда. Ведь компартии в военное время возглавили борьбу с гитлеровским режимом и доказали, что они - именно та сила, которая умеет не только заседать в парламентах, но и воевать за свои идеалы с оружием в руках. Да и опыт Советского Союза, который почти в одиночку победил Гитлера, подсказывал, что коммунистическая идеология играла в этом не последнюю роль. Ведь ГУЛАГ, нищета, разруха были где-то на задворках "красной империи", а в Европе недавно грохотали мощные "тридцатьчетверки", колесили массивные "ЗИСы" и "УАЗы", в которых белозубо улыбались победители Третьего рейха.

Это была грозная, молодая и невероятно притягательная сила. Она вселяла в размякшие души измученных европейцев страх наряду с восхищением. Многие из них верили в то, что русские во главе со своим усатым вождем знают, как сделать жизнь прекрасной.

1. План "дядюшки" Маршалла

Впрочем, вряд ли такие страны, как Франция, Италия или Греция добровольно стали бы социалистическими - слишком дорожили они частной собственностью и своими свободами. Но там были коммунистические партии, которые после войны пользовались большой популярностью среди всех слоев населения.

Например, на выборах в ноябре 1946 года компартия Франции получила наибольшее количество голосов. Наблюдатели были уверены, что французские коммунисты, получившие большинство, придут к власти. Однако они были вынуждены покинуть правительство Поля Рамадье в мае 1947 года.

Не менее уверенно чувствовала себя компартия Италии. В 1944 году она вышла из подполья, и в течение 1947-1948 годов принимала участие в формировании правительства. В 1948 году на парламентских выборах ИКП получила большинство голосов, однако в состав правительства тоже не вошла.

Но самое поразительное положение было в Греции. Там коммунисты не то что имели большинство - другие партии на их фоне были политическими пигмеями. Еще в 1944 году компартия Греции, возглавив борьбу с оккупантами, освободила многие горные районы и установила там свою власть. Ряды ККЕ (так называется греческая компартия) насчитывали 400 тысяч членов, еще 400 тысяч состояли в молодежной антифашисткой организации ЭПОН, которая тоже фактически подчинялась компартии.

Правда, ни одна из компартий этих европейских стран не стала ведущей ни в правительстве, ни в парламенте. Этого им сделать не дали - помешал пресловутый план Маршалла, который под видом заботы о послевоенном устройстве и финансовой помощи Европе на самом деле служил щитом от "красной угрозы".

Шестнадцать европейских стран под нажимом США согласились выполнять указания "заокеанского друга", особенно в части отказа сотрудничества с коммунистами. Американцы потратили на это 17 млрд. долларов. Такова была цена спасения от коммунистической угрозы.

А что, если бы Конгресс США отказался выделять эту сумму, предоставив Европе выбираться из разрухи самостоятельно? Можно не сомневаться - в этом случае коммунисты пришли бы к власти уже на второй день.

И судьба послевоенной Европы была бы совсем иной.

2. Мозолистая рука пролетариата

В ноябре 1946 года французские коммунисты впервые в истории возглавили национальное правительство. Все важнейшие посты - министерство экономики, безопасности, внутренних дел, промышленности - возглавили политики, у которых в карманах пиджаков от Диора лежали "краснокожие" удостоверения, свидетельствующие о принадлежности к КПФ. Париж ликовал - завязав плотные отношения с СССР, Франция получила надежду на экономическое возрождение.

Вскоре тем же путем пошли и итальянские коммунисты. Так как "красный пояс" на Апеннинах традиционно проходит через север, главными городами которого являются Милан, Турин и Парма, для начала коммунисты взяли власть в крупных промышленных центрах. После этого выиграть выборы в Риме не составило труда - на очередном съезде ИКП Пальмиро Тольятти выдвинул программу национализации монополий, проведения аграрной реформы и прочих перемен при сохранении антифашистского единства и руководящей роли рабочего класса.

В Греции же коммунистам, чтобы доказать свое большинство, не надо было даже устраивать выборы - они и без того возглавляли все государственные органы, силовые структуры и суды. Но выборы в 1946 году все же состоялись - правда, были они не более чем фикцией, которую коммунисты использовали для демонстрации своего подавляющего преимущества.

Так как к этому времени страны восточноевропейского блока - Чехословакия, Болгария, Польша, Венгрия - под мудрым руководством СССР уже строили социализм, то, получив себе в союзники Францию, Италию и Грецию, Европа оказалась поголовно "красной".

А дальше началось то, на чем советские коммунисты уже набили руку, реформируя свою экономику: всех недовольных под нажимом вынудили уехать за океан - или в Англию, или в Испанию, где сидел Франко. Тех же, кто сопротивлялся, попросту посадили.

В течение нескольких лет "хозяева" этих стран национализировали банки, железные дороги, крупнейшие торговые предприятия.

Внеся изменения в конституцию и законодательство, коммунисты дали знать всем, что они пришли к власти всерьез и надолго.

А дальше в Европе началось то, что впоследствии получило название "красный шабаш".

3. В обнимку с Москвой

Устранив неугодных (многие из них сели в тюрьму по обвинению в сотрудничестве с немецкими оккупантами или как местные фашисты), "красные" стали возрождать национальную экономику, подключив к этому "старших" товарищей из СССР.

Старым демократиям, какими можно считать Францию и Италию, требовались большие экономические успехи, которые могли бы подтвердить правильность выбранного пути.

И таким проектом стало совместное строительство нового завода, в котором участвовал национализированный концерн "Фиат", французский "Рено" и московский автозавод "ЗИС". "ФИАТ-ЗИС" начал выпускать мощные грузовики, а потом переключился и на выпуск малолитражного автомобиля "ФиРеЗи", который стал прообразом будущих "Жигулей". После этого последовали и другие проекты - СССР строил во Франции гидроэлектростанции в Италии - металлургические заводы, а французы и итальянцы возводили в России сеть винзаводов, макаронных фабрик и сыродельных комбинатов.

К пятидесятым годам железнодорожные магистрали Москва - Париж и Москва - Рим (одна из них проходила через белорусский Брест, другая - через молдавский Кишинев) были одними из самых загруженных дорог. С востока на запад шли эшелоны с лесом, углем и нефтью. С запада на восток везли станки, машины, обувь.

Венцом этого взаимовыгодного сотрудничества стал съезд коммунистических партий мира, состоявшийся в 1952 году в Париже. На этот всемирно знаменитый форум собирался приехать Сталин - лучший друг коммунистов Вселенной. И чтобы угодить коммунисту №1, французы перекрасили Эйфелеву башню в красный цвет, а на самой вершине установили иллюминированный портрет великого вождя, который смотрел на Монмартр и притихшие Елисейские Поля суровым немигающим взором.

Скромному Сталину эта выходка не очень понравилась, и он мягко пожурил французских коммунистов.

Можно сказать, что кремлевский властелин знал цену этому европейскому великолепию, за фасадом которого скрывался голод, разруха и полное экономическое истощение великой державы, вытянувшей на себе гигантскую войну и вынужденной поддерживать имидж самой "передовой страны" в мире.

Но в 1953 году после смерти "красного монарха" народы Европы, которым надоела коммунистическая диктатура, стали бороться с режимом. В результате тщательно выстроенная система рухнула, так и не принеся СССР ничего, кроме безумных трат и горечи разочарований. А ведь это могло быть реальностью, если бы коммунисты в 1946 году взяли власть в свои руки.

Комментарии (0)

Пока пусто