Книги

Глава XXIII. Иоганн Бланкенфельд

Желая изобразить распространение нового учения вне городов в связи с другими явлениями того времени, мы должны несколько возвратиться назад. Упомянутый уже ревельский и дерптский епископ Иоганн Бланкенфельд был убеждённый сторонник старой церкви и её учреждений, и его действия, а также его упущения получили против его воли в эти критические годы решающее значение. Он вызвал оппозицию и поддерживал её своим поведением.

Первый намёк на начинающее религиозное движение в Лифляндии (в ревельском епископстве?) мы находим в письме Бланкенфельда из Берлина от июня 1518 г., в котором он убеждает не изменять старой церкви, напротив, всеми мерами поддерживать её. По его совету местные прелаты съехались в конце июля 1521 г. в Роннебург и обсудили церковные вопросы и светские дела, находившиеся в связи с управлением епископов. Вопрос об учреждении высшей школы в Старо-Пернове или Дерпте, поднятый уже в 1512 г. на ландтаге, обсуждался также в Ронненбурге, но, хотя в 1522 г. знаменитый учёный Экберг Герлем из Ростока приехал в Лифляндию, чтобы содействовать открытию школы, исполнение плана было отложено на более спокойное время. Наконец, собрание в Ронненбурге постановило, что надлежит читать и объяснять папскую буллу об отлучении Лютера во всех кафедральных соборах и строго исполнять все предписания папы. В сентябре 1521 г. эзельское дворянство высказалось по вопросу о народной школе в том смысле, что крестьянских детей следует обучать латинскому языку, дабы из них могли выйти священники.

Дворянские общества имели более широкое наследственное право (т.н. Granderecht), но тяготились т.н. uphedinge, т.е. обязанностью не закладывать и не продавать своих поместий, не предложив их сперва своему сеньору или не получив от него формального разрешения. На ландтаге в Вольмаре в июне 1522 г. прения по этому вопросу приняли настолько острую форму, что эзельский епископ обиделся и уехал до закрытия ландтага. Все ожидали от дерптского епископа такого же решительного сопротивления, но он, к всеобщему удивлению, объявил, что освобождает своих вассалов от "uphedinge". Несмотря на это вслед за тем были подняты вопросы, в обсуждении которых Бланкенфельд не желал участвовать. Рыцари во время совещаний ландтага вступили в частные переговоры с депутатами трёх главных городов. Результатом этих переговоров были постановления, одобренные и ландтагом. Одно из них обязывало всех участников к сопротивлению, как только какой-нибудь иностранный князь предпримет что-либо против церкви в Лифляндии. В этом постановлении нельзя не видеть ответа на роннебургские решения. Первоначально резкая форма его по желанию оставшихся духовных была смягчена. По другому постановлению, положено в деле церковной реформации не предпринимать ничего нового, пока надлежащие власти не разрешат этого вопроса. Таким образом, требование прелатов и ордена отменить нововведения и восстановить старые порядки было отклонено.

В декабре 1522 г. архиепископ Яспер Линде дал своим вассалам новую привилегию, по которой он освобождал их от "uphedinge", а в августе 1523 г. он утвердил постановление, сделанное в марте 35 вассалами в Лемзале, в силу которого их земли не должны были переходить к тем семействам, которые получили свои поместья "zu samender Hand", т.е. с правом приобретать новые земли не только путём покупки или путём брака и наследства, а, так сказать, владеть ими на правах фидеикоммисса. Как видно, прелаты шли на уступки, но они и таким образом не могли остановить религиозное движение. Ещё в 1523 г. Бланкенфельд добился в Риме того, что он был назначен коадъютором архиепископа. Когда Линде умер в июне 1524 г., то он тотчас был признан архиепископом и оставил за собою ревельское и дерптское епископство. В маленьких городах, например, Лемзале и Кокенгузене, он удалил проповедников и учителей, склонившихся к новому учению.

 

Комментарии (0)

Пока пусто

Темы книг