Книги

Глава XXV. Преемники Плеттенберга

После Плеттенберга сделался магистром Герман фон Брюггеней. Когда он был ландмаршалом, он вёл себя так, что можно было рассчитывать на благосклонное отношение его к новому церковному учению. Но как только он сделался магистром, он показал себя убеждённым защитником старого учения. Он удалил из ордена все ненадежные элементы. Действуя вообще сурово и беспощадно, он не стеснялся прибегать и к насилию. Особенно враждебно он отнесся к макграфу Вильгельму, который, желая избегнуть столкновения, уступил и летом 1535 г. отказался от всех видов на Эзель. Приверженцы его разбежались. Некоторые (Булгерин, Гейнце, Засс) искали убежища в Пруссии, другие — в Дании. Конрад Икскюль уехал в Любек. Задуманное вмешательство герцога Альбрехта не состоялось. И в этом деле Ломюллер играл роль посредника. Когда магистр узнал о том, то Ломюллер в июне 1535 г. удалился из Риги и уехал в Кенигсберг, на пути навестив маркграфа Вильгельма. По прошествии некоторого времени он, оставаясь в Пруссии, опять вступил на службу города Риги, обещая поддерживать издали её интересы. С теми, кто не бежал, магистр поступал весьма жестоко. Так Дитрих Бутлар, имения которого лежали около Туккума и Бауска, был арестован и отведён в тюрьму в Вендене, где он умер в 1537 г. от пыток. Имения его конфискованы и даны другим. Георг фон Унгерн-Пюркель умер ещё летом 1534 г. в Падуе, но его наследники, как и многие другие, подверглись преследованию и были лишены имений. Рейнгольд, епископ Эзельский, сложил с себя сан в 1541 г., и управление перешло к Иоанну фон Мюнхгаузену, епископу Курляндскому, который скоро был утвержден и в сане эзельского епископа.

В Ревеле отношения между горожанами и вассалами крайне обострились. Иоанн Икскюль фон Ризенберг схватил и повесил бежавшего от него крестьянина, которого он обвинял в воровстве на городской территории. Когда он скоро после того без стражи, несмотря на все предостережения, явился в Ревель, то городские власти его арестовали, судили и казнили. Это нарушение прав другого сословия случилось не потому, что ревельские власти имели особую вражду к казнённому, а потому, что город твёрдо стоял на принципе, что право уголовного суда на его территории принадлежит только ему. Вассалы пришли в сильное волнение. В феврале 1536 г. магистр приехал в Ревель, и в его честь был устроен турнир. Когда же из него вышел победителем молодой купец, собственно не имевший права участвовать, то между присутствовавшими представителями разных сословий произошла кровопролитная схватка. Переговоры по этому делу тянулись несколько лет, так долго потому, что Брюггеней стал на сторону города и тем усилил волнение.

Ещё в 1535 году магистр подтвердил привилегии Риги. В грамоте его о правах архиепископа не упоминается, зато повторяется оговорка Плеттенберга из привилегии 1525 г.

В августе 1539 г. умер архиепископ Фома Шенинг. (Он был похоронен в Кокенгузене, так как рижский собор был в руках города). Преемником его сделался коадъютор маркграф Вильгельм. Но город не хотел ему присягнуть и выдать ему имения капитула, доходы с которых, по мнению его, должны были идти на содержание церквей, школ, лечебниц и других общеполезных заведений, а не на удовлетворение прихотей корыстолюбивого прелата. Так как Рига 19 ноября 1539 г. в Арнштадте (грамота от 6 ноября 1541 г. в Торгау) приступила к Шмалькальденскому союзу то она могла опереться на него. Переговоры архиепископа с городом ни к чему не привели. Орден уже начал вооружаться, чтобы поддержать маркграфа, которому обещал помочь тоже брат его Альбрехт прусский. Но в августе 1542 г. на съезде в Лемзале дело архиепископа приняло благоприятный для него оборот. У архиепископа нашлись сторонники в самой Риге; один из них, бургомистр Конрад Дуркоп, ещё в том же 1542 году написал статью, в которой он оправдывал притязания архиепископа и бранил магистра. Этот потребовал выдачи неизвестного ему автора, вследствие чего Дуркоп бежал в Любек, где он и умер в ноябре 1546 г., не видав больше родного города. Но основные мысли его были усвоены властями и положены в основание договора, заключённого 24 октября 1546 п в Нейермюлене. По этому договору город обязался присягнуть архиепископу, признавая его князем Священной Римской империи, а архиепископ отказался от духовной юрисдикции (на что он был согласен ещё за несколько лет), признал все привилегии города и обещал не касаться евангельского учения. Вопрос о пользовании имениями капитула решено было подвергнуть особому обсуждению. В январе 1547 г. магистр и архиепископ имели торжественный въезд в Ригу. После этого город формально имел опять двух государей, но пока оставался владельцем церковных имений. Архиепископ пытался получить их через рейхскаммергерихт, но этот суд работал так медленно, что дело не двигалось вперёд. Наконец магистру Генриху фон Галену удалось в декабре 1551 г. заключить соглашение в пользу архиепископа: город выдал дома и имения капитула, но собор, в котором служба давно уже совершалась по лютеранскому обряду, остался за ним.

 

Комментарии (0)

Пока пусто

Темы книг