Книги

Глава XXVI. Борьба коадъюторов. Начало катастрофы

В 1551 году истёк срок, на который был заключен мир с Новгородом и Псковом, т.е. с московским великим князем, принявшим в 1547 г. царский титул. Только в 1553 г. орденский магистр отправил посольство в Москву для того, чтобы заключить новый мир. Но московское правительство ставило такие требования, что мир, казалось, не мог быть заключен. Дерптское епископство по договорам, заключенным с Псковом во второй половине XV столетия (а может быть, и раньше, но об этом нет свидетельств), обязалось платить дань, но на самом деле не платило её и оспаривало даже её законность. В грамотах об этой обязанности, хотя и лаконически, упоминается; нужно полагать, что имелось ввиду употребить дань на содержание двух православных церквей в Дерпте. Посольство 1531 г. вело в Москве продолжительные переговоры по этому вопросу. С русской стороны тогда соглашались с тем, что дань по праву уже не существует, но вычеркнуть замечание о ней в грамоте не хотели. Теперь, т.е. в 1553 г., вопрос о "дани веры" (Glaubenszins) был выдвинут на первое место, и лифляндские послы, не испросив новых инструкций, заключили 24 июня 1554 г. в Новгороде мир на пятнадцать лет, по которому дерптское епископство обязывалось уплачивать ежегодно по одной марке с каждого жителя, исключая духовенство, и в течение трёх лет уплатить свой долг, накопившийся за истекшие пятьдесят лет. Постановление это касалось только Дерпта и потому должно было быть вставлено лишь в грамоту для Дерпта и Пскова, но оно попало также в общие грамоты, и, таким образом, вся Лифляндия ручалась за исправную уплату дани. Кроме того, по договору 1554 г. русские посольства, а также заграничные художники и мастера должны были иметь право беспрепятственно проезжать по Лифляндии, и если Лифляндия заключит союз с Польшей и Литвой, то Москва имела право, вследствие того, начать с ней войну.

Магистр Гейнрих фон Гален опротестовал этот трактат, справедливо упрекая послов в том, что они превзошли свои полномочия. Их непростительная неосмотрительность связала Лифляндии руки. Канцлер дерптского епископа Юрген Гольцшуэр (из Нюрнберга) советовал принять заключённый трактат, но просить в то же время рейхскаммергерихт объявить дань незаконной. Дерптский епископ сам продолжал переговоры.

Маркграф Вильгельм, который всегда оказывал вредное влияние на судьбу Лифляндии, теперь затеял дело, приведшее в конце концов к гибели ордена и совершенному перевороту политических отношений в Лифляндии. В 1546 г. на ландтаге в Вольмаре он сам поддерживал решение, в силу которого коадъютор для него и особенно таковой из княжеского рода не мог быть назначен без согласия других чинов края. Теперь же он, рассчитывая на поддержку своего брата, прусского герцога, обещавшего ему прислать войско и двоюродного брата короля польского Сигизмунда II Августа и составить себе партию среди орденских начальников, раньше всего склонить на свою сторону ландмаршала Яспара фон Мюнстера, назначил своим коадъютором семнадцатилетнего Христофора, герцога Мекленбургского, который в ноябре 1555 г. приехал в Лифляндию. Рижский капитул признал его. В то же время продолжались интриги в ордене. Магистр, первоначально хотевший сделать своим коадъютором и, следовательно, своим преемником Мюнстера, вместо него назначил феллинского командора Вильгельма фон Фюрстенберга. Письма, захваченные магистром, осведомили его об изменнических намерениях архиепископа и об интригах в ордене, и он начал набирал наёмников в Германии. В мае 1556 г. окончательно выяснилось, что Мюнстер затевал измену. Его подчинённые отказывались принять его в его же замках. Он бежал к архиепископу в Ронненбург, а оттуда в Польшу. На ландтаге были раскрыты планы маркграфа, число его сторонников уменьшалось. Рига разорвала союз с ним, и её наемники соединились с войсками ордена, которые заняли архиепископские земли и в конце июня 1556 г. захватили в Кокенгузене самого архиепископа и коадъютора. Архиепископ был заключён в Адзеле, коадъютор остался на свободе, но под наблюдением. Обещанная из Пруссии помощь не явилась, явилось только посольство. Польский король стянул к литовской границе значительное войско, и коадъютор Фюрстенберг пошёл к нему навстречу, но дело не дошло до столкновения. Старый магистр Гален в это время оставался в Вендене и бездействовал. Архиепископ считался устранённым, магистры с лета 1556 г. называли себя "Божьею милостью". Зимой 1556-57 гг. велись переговоры. В конце мая 1557 г. магистр Гален умер, и его преемником сделался Фюрстенберг. Польское войско, стоявшее на литовской границе, между тем получило подкрепления; магистр, со своей стороны, готовился к отпору, но нападение не последовало, и вместо него начались новые переговоры о мире в Позволе при открытом участии императорского и прусского депутатов и скрытом участии мекленбургского представителя, не желавшего вызвать подозрения, что Мекленбург действует в пользу негерманских держав: Пруссии и Польши, и против ордена. 5 сентября 1557 г. мир был подписан сперва между магистром и архиепископом, потом — между магистром и польским королем. Маркграф Вильгельм был восстановлен в сане архиепископа и Христофор Мекленбургский признан коадъютором. Несколько дней спустя Фюрстенберг лично отправился в польский лагерь и заключил здесь в Позволе 14 сентября 1557 г. с польским королем оборонительный и наступательный союз против России. Из внимания к последнему договору с Москвой этот союз должен был вступить в силу только через 12 лет. Потому Лифляндия, в случае войны с Москвой до этого срока, не могла рассчитывать на польскую помощь, тем менее, что договор Польши и Литвы с Москвой был действителен ещё в течение пяти лет. Вслед за тем последовало примирение магистра с архиепископом, чем окончилась т.н. борьба коадъюторов.

 

Комментарии (0)

Пока пусто

Темы книг