Книги

Глава XXXIX. Заключение

После присоединения к России Курляндии все три главные части области, занятой в 13-м столетии немецкими колонистами, были под названием прибалтийских губерний (Ostseeprovinzen) соединены под одним управлением. (Лифляндская, Эстляндская, Курляндская губернии; остров Эзель присоединен к Лифляндской губернии, но эзельское дворянство составляет отдельную корпорацию).

Управление провинциями поручено губернаторам, действующим от имени императора и имеющим при себе вицегубернаторов (в Риге, Ревеле, Митаве). За исключением короткого промежутка, с мая 1801 г. до 1876 г. провинции были кроме того объединены под управлением генерал-губернатора, жившего в Риге).

Подробное историческое описание тем не менее должно было бы остановиться на каждой провинции отдельно. Историческое их развитие наложило на туземное и на немецкое население особую печать. Присоединение к различным резко друг от друга отличавшимся государствам имело следствием, что выработались в каждой провинции отдельно. Историческое их развитие наложило на туземное и на немецкое население особую печать. Присоединение к различным резко друг от друга отличавшимся государствам имело следствием, что выработались в каждой провинции характерные особенности. До сих пор противоположности и различия не исчезли и для того, чтобы научиться понимать друг друга и сознавать объединяющие элементы, понадобилось продолжительное время. Мы пишем не историю отдельных провинций, а, напротив, желаем подчеркнуть общее и объединяющее, а потому лишь бегло коснемся местных особенностей.

Земельный вопрос подымался и ранее, теперь желали его решить. К этой цели шли постепенно, ибо опрометчивое решение не принесло бы пользы ни помещикам ни крестьянам. Настоящее крепостное право не существовало в прибалтийском крае; наследственная зависимость и арендная система, по которой крестьянин должен был отбывать барщину, размеры которой определялись по усмотрению помещика были достаточно тяжелы. Нигде помещик не жил исключительно от своих крестьян, зависимость их была установлена в пределах, которых требовали сельскохозяйственные интересы. Разумеется, крестьянам жилось лучше при добрых помещиках, но злые составляли только исключения. В Курляндии существовали патриархальные отношения и крестьяне не ощущали особой тяжести своей зависимости. Только злонамеренные писатели выдумали те страшные вещи, которые в действительности никогда и никем не наблюдались.

В эстляндском (здесь инициатором был предводитель дворянства Яков фон Берг) и в лифляндском ландтагах 1795 г. заговорили о земельном вопросе. Особенно подвинулось это дело со времени вступления на престол императора Александра I, который, придерживаясь гуманных убеждений, думал об отмене крепостного права по всей империи и предлагал провести ее и в прибалтийском крае. Вследствие сего в Лифляндии в 1804 г. был издан крестьянский устав и в 1809 г. дополнение к нему. По этому уставу прикрепление крестьян сохранялось, но крестьянин получал неотъемлемое наследственное право на пользование своей усадьбой. Этот закон повлек за собой новое измерение и межевание земли и участков. В Эстляндии было в 1804 г. составлено "уложение для эстляндских крестьян"; крестьяне не получили права свободной покупки земли, отмена крепостного права не объявлена в ясных выражениях. Александр I был недоволен, сами эстляндские помещики сознавали, что уложение не соответствовало назревшим потребностям. Поэтому были в 1811 г. изданы новые резко отличавшиеся от прежних постановления: отношения помещиков и крестьян строились на свободном договоре, вследствие чего всякие права помещика на личность крестьянина, а также прикрепление крестьян к земле, разумеется, уничтожались.

 

Комментарии (0)

Пока пусто

Темы книг