Публикации

Последний бой под парусом

Последний бой под парусом

Середина XIX века - время, когда обострились противоречия между Россией, с одной стороны, и Францией и Англией - с другой. Россия стремилась взять под контроль черноморские проливы и устье Дуная, через которые шел экспорт русского хлеба в страны Европы. Обеспокоенные этим британцы и французы создали коалицию, которая должна была "поставить на место зарвавшихся московитов".

Англо-французская коалиция, недовольная доминирующим положением России в контроле над черноморскими проливами, планировала нападение на порты Российской империи. Этим они хотели подорвать ее экономическую и военную мощь. Эскадры союзников готовились к ведению боевых действий на Балтике, Тихом океане, Севере. Но главный удар должен был быть нанесен на Черном море, а именно: по главной базе российского флота Севастополю.

1. Неприятеля - атаковать!

Французская й английская дипломатия подстрекала турецкого султана к войне с Россией. Император Наполеон III и королева Виктория обещали туркам, что как только прозвучат первые выстрелы, в Черное море тут же войдет объединенная англо-французская эскадра, которая разгромит Севастополь и поможет вернуть под руку султана отторгнутые когда-то "коварными урусами" Крым и Северное Причерноморье.

16 октября 1853 года, поверив обещаниям англичан и французов, Турция объявила войну России. Почти месяц между противниками происходили мелкие стычки. Союзный англо-французский флот в конце октября вошел в Мраморное море. Но его командование не спешило начать боевые действия против русских. В свою очередь, турецкая эскадра вице-адмирала Османа-паши направилась в Черное море, чтобы высадить там десант и с помощью восставших местных племен вытеснить русские войска с Северного Кавказа.

Спасаясь от сильного шторма, Осман-паша решил укрыться в Синопской бухте, где можно было бы переждать непогоду под прикрытием сильных береговых батарей.

23 ноября 1853 года турецкую эскадру в Синопе обнаружил отряд русских кораблей под командованием вице-адмирала Павла Степановича Нахимова. Он принял решение - заблокировать турецкую эскадру в бухте и попросил помощи у командования Черноморского флота. 28 ноября к Нахимову подошло подкрепление - 3 линейных корабля под командованием контр-адмирала Новосильского.

На следующий день на флагмане Нахимова линейном корабле "Императрица Мария" был созван военный совет. На нем командиры русских судов получили приказ - атаковать турецкий флот прямо на рейде Синопа. По составленной Нахимовым диспозиции предполагалось двигаться двумя колоннами. Первую и самую близкую к неприятелю вел в бой сам Нахимов. Вторую - адмирал Новосильский. Каждый отряд состоял из трех линейных кораблей и одного фрегата.

Кроме того, Нахимов приказал командирам русских линейных кораблей по достижении противника вести бой на шпринге (своего рода якоре, при помощи которого корабль как вожжами поворачивают бортом по направлению, перпендикулярно которому ведется стрельба). Это давало возможность более точно целиться, но, с другой стороны, в случае вражеского обстрела корабль терял возможность маневрировать и мог получить серьезные повреждения.

Турецкий адмирал рассчитывал перетопить русские корабли или как минимум нанести им серьезные повреждения. Он надеялся на мощь береговых батарей. Дело в том, что в дуэли с пушкой, стоящей на неподвижном основании и прикрытой каменным бруствером, военный корабль, как правило, проигрывал. Ведь он стрелял с неустойчивой платформы, и по прочности деревянный борт корабля не мог сравниться с защитой береговой батареи, укрытой среди скал Синопской бухты.

Многие помнили о печальной судьбе 84-пушечного датского линейного корабля "Христиан VIII", потопленного в апреле 1849 года четырехорудийной береговой батареей во время датско-прусской войны. А ведь пушек на береговых батареях Синопа у турок было в 11 раз больше!

Но Нахимов решил рискнуть, полностью полагаясь на выучку и мужество русских матросов.

2. Предусмотрительный Нахимов

30 ноября 1853 года, примерно в 9:30 утра, на флагманском корабле Нахимова "Императрица Мария" был поднял сигнал "Приготовиться к бою". Команда закончила прием пищи и стала заряжать орудия.

Около полудня русская эскадра вошла в Синопскую бухту. Первыми сражение начали турки. В 12:28 флагманский турецкий фрегат "Ауни-Алпах" открыл огонь по "Императрице Марии". Нахимов знал, что турки в первую очередь буду стрелять по мачтам русских кораблей. Дело в том, что во время маневрирования и уборки парусов большая часть экипажа находится на вантах и реях. Соответственно, подвергаясь обстрелу, она понесет наибольшие потери. Нахимов приказал матросов на ванты и реи не посылать, а просто ослабить снасти, заставив паруса полоскаться на ветру. Тем самым он сбил турок с толку и уменьшил до минимума потери личного состава.

Каждый русский корабль, заняв предназначенное ему диспозицией место, становился на шпринг и открывал огонь по неприятелю. С первых же минут боя обнаружилась лучшая выучка и меткость черноморцев. Флагманский корабль Османа-паши фрегат "Ауни-Алпах", получив несколько ядер с "Императрицы Марии", вскоре загорелся. Команда фрегата обрубила якорный канат и выбросила корабль на берег.

От меткого артиллерийского огня эскадры Нахимова турецкие фрегаты и корветы вспыхивали, как стога сена.

Береговые батареи Синопа, не выдержав шквального огня русских линейных кораблей, замолкали одна за другой, а турецкие артиллеристы, бросив свои пушки, в поисках спасения бежали в горы.

Через два часа было все кончено. Турецкая эскадра перестала существовать. Сумел спастись лишь один турецкий пароход "Таиф", на борту которого среди прочих был и английский офицер, советник Османа-паши Адольф Слейд. Он и "посоветовал" турецкому командиру парохода бежать с поля боя, воспользовавшись высокой скоростью парохода. Позднее капитан "Таифа", ожидавший награду за спасение корабля, был уволен со службы с лишением чина за "недостойное поведение". Султан Абдул-Мед-жид был очень недоволен его бегством, заявив: "Я бы предпочел, чтобы он не спасся бегством, а погиб в бою, как и остальные".

По окончании сражения корабли русского флота стали исправлять полученные в бою повреждения. 20 ноября эскадра под командованием Нахимова снялась с якоря, чтобы на буксире пароходов следовать в Севастополь. 22 ноября 1853 года, около полудня, победоносные корабли Черноморского флота вошли при общем ликовании на Севастопольский рейд.

Парадоксально, но эта победа имела далеко идущие последствия - Англия и Франция ввели свои эскадры в Черное море и объявили России войну. Нахимов считал себя невольным виновником всех этих трагических событий до конца жизни.

3. Как спасся Осман-паша

Сразу же после Синопа французские и английские СМИ занялись тем, что сегодня называется "черным пиаром". С леденящими душу подробностями они рассказывали о том, как "дикие варвары" схватили и зверски замучили командующего турецкой эскадрой Османа-пашу.

На самом же деле турецкого адмирала, получившего ранения во время сражения, обобрали и ограбили... его же собственные матросы. Они сняли с Османа-паши его шитый золотом мундир, оставив командующего в одном нижнем белье, сорвали золотые персти и, забрав ключи от каюты на флагманском фрегате, отправились ее грабить.

Русские моряки спасли турецкого адмирала с горящего фрегата, перевезли его в безопасное место, где оказали первую медицинскую помощь. Там же Осман-паша отдал победителю в сражении адмиралу Нахимову личное оружие - палаш.

В плену Осман-паша жил в Одессе, где с удивлением узнал о своей "гибели". Видимо, поэтому он прожил долгую жизнь и умер лишь в 1897 году в возрасте 85 лет.

Но обо всем, что в действительности произошло с Османом-пашой, французские и английские газеты так ничего и не рассказали, продолжая тиражировать страшилки о "русских зверствах".

Комментарии (0)

Пока пусто