Публикации

"Пропаганда" под номером 2

"Пропаганда" под номером 2

В 1971 году на встречу с самыми известными масонами Италии в один из отелей Флоренции прибыл магистр Объединенной Великой ложи Англии герцог Кентский. В "Гранд-отеле" решались вопросы об официальном признании масонов Италии материнской ложей, об организации ватиканской тайной ложи "Экклезия" и о деятельности самой скрытой наднациональной ложи масонов "Пропаганда-2".

Руководитель "Пропаганды-2" Личо Джелли начал собирать тайные силы почти сразу после завершения Второй мировой войны. Этот неординарный человек в юности увлекался фашизмом и участвовал в карательных акциях против партизан, за что отбывал наказание на острове Сардиния.

Освободившись по амнистии, Джелли стал объектом наблюдения Министерства внутренних дел и попал в картотеку как личность достаточно опасная. Но в марте 1950 года статус Джелли резко изменился - некие силы посчитали необходимым очистить личное дело бывшего фашиста. Журналисты высказали предположение о сотрудничестве итальянца с американской разведкой.

1. Громадные деньги - шумные скандалы

В конце 1973 года разразился скандал из-за банкротства финансиста ложи, масона и личного друга Джелли - Синдоны. Банки этого авантюриста финансировали многие операции масонов, и благодарные "братья" помогли Синдоне вовремя бежать в США.

3 сентября 1976 года Синдона, создавший в Америке банк "Франклин нейшнл банк", разорился вторично, и государственные службы двух стран объединили свои усилия по разоблачению махинаций итальянца. Долго сопротивлявшийся правоохранительным органам, но преданный теми, на кого он рассчитывал, Синдона в 1979 году решился на акт мести и передал в печать список из 500 имен видных итальянских политических деятелей и промышленников, которые с его помощью и с помощью других банков нелегально переправляли капиталы за границу. Несмотря на очень серьезные обвинения, дело было замято, а Синдоне вынесли приговор, по которому нью-йоркский суд определил ему 25 лет тюремного заключения.

3 апреля 1981 года ближайший подручный Синдоны Карло Бордони заявил о причастности к финансовым аферам банкира председателя итальянского сената Аминторе Фанфани и 80 других политических деятелей и крупных предпринимателей. По существу, это был публичный донос на самых видных деятелей масонской ложи "П-2".

7 мая 1981 года римская прокуратура начала расследование по делу о ложе "П-2". Канцелярия Совета министров опубликовала список из 962 членов масонской ложи, выдавая общественности политиков, финансистов, генералов, адмиралов. 22 мая 1981 на "достопочтимого мастера" тайной ложи "П-2" Личо Джелли был выдан ордер на арест. Однако его успели предупредить вездесущие "братья", и он сумел скрыться.

2. Грандиозные планы

В первую очередь арестовали полковника Антонио Вьеццера, бывшего руководителем службы "СИД", выполнявшей функции разведки и контрразведки. 23 мая последовала отставка министра юстиции Адольфо Сарти, который числился в списках "П-2", а через три дня и все правительство Арнольдо Форлани ушло с политической арены.

Масонская ложа "П-2" была признана службой безопасности министерства внутренних дел "наиболее влиятельным тайным центром власти Италии". В нее входили: Уго Дзиллетти, христианский демократ, заместитель председателя Высшего совета магистратуры - главного органа, осуществляющего в Италии контроль над правосудием; Умберто Ортолани, член административного совета крупнейшего в Италии издательства "Риццоли", генерал Франко Пиккьетти, бывший заместитель командующего корпусом карабинеров, три министра правительства. Членами ложи были руководители секретных служб министерств обороны и внутренних дел, а вместе с ними - генералы и адмиралы всех родов войск, преимущественно из корпуса карабинеров и финансовой гвардии, занимающейся делами мафии и налогообложения. К ведущим деятелям ложи принадлежал и управляющий крупным банком "Амброзиано" Роберто Кальви, решавший сложнейшие дела по финансированию тайных операций Ватикана, могущественного "Опус Деи" и других закрытых организаций Рима.

3. Гости виллы "Ванда"

Следователь Туроне, который был причастен и к другим делам, где фигурировал руководитель "П-2", организовал с отрядом сотрудников финансовой гвардии вскрытие секретного сейфа, где предполагалось хранение документов, изобличающих деятельность организации. Сейф находился на вилле "Ванда" в Ареццо, которая располагалась на экстерриториальной зоне аргентинского посольства в Италии, где у Джелли был офис.

В документах на вилле следователи надеялись найти ответы на причастность "П-2" к громким терактам, произведенным на территории Италии. По показаниям арестованных, там могли быть документы об убийстве во Флоренции судьи Витторио Оккорало, занимавшегося разоблачением фашиствующих деятелей Италии. Именно судья собирал материалы по неофашистской организации "Паук" или "Организации бывших служащих войск СС".

Наряду с аргентинским посольством и его дипломатами действовал убежденный покровитель нацизма епископ Алоис Худал. Это ему, с помощью тогда еще неизвестных лиц из тайной организации, удалось спасти от возмездия создателя газовой камеры в концлагерях Адольфа Эйхмана, укатившего в Аргентину под именем и по документам Рикардо Клемента. Этим же путем ушел от наказания "доктор Смерть" - главный врач Освенцима Йозеф Менгеле, пытавшийся, экспериментируя на заключенных, вывести искусственно расу чистокровных арийцев. Судья, собиравший ужасные свидетельства, был убит неофашистами, к которым был очень близок Джелли и которыми он, сам служивший в фашистских дружинах в годы войны, весьма возможно, руководил. Джелли оказался в расследовании лишь в роли свидетеля, так же как и в других громких делах - о взрыве пассажирского экспресса "Италикус" или о заказных, опять-таки политического свойства убийствах ультраправой организацией "Роза ветров" из Падуи.

В документах, обнаруженных на вилле "Ванда", самыми неожиданными оказались фамилии представителей секретных служб государства и судебно-прокурорской элиты, которые могли влиять на те или иные дела, грозящие разоблачениями тайной организации. Так, в первых рядах агентов, или "братьев", оказались Джанаделио Малетти, начальник отдела "Д" секретной службы СИД; капитан Ла Бруна, работавший на эту же организацию; генеральный прокурор Рима Кармелло Спаньуоло и другие влиятельные лица.

Однако самой большой неожиданностью была часть членов ложи, обладавших громадным влиянием за пределами Италии. Армия и министерские службы Италии к 80-м годам XX века составляли определенную боевую силу в составе НАТО, которое должно было обеспечивать сохранение в Европе демократических порядков. Однако, как оказалось, 169 высших военных чинов этой элитной и боеспособной организации были вовлечены Джелли в действия тайного общества, делились с ним планами и, конечно, секретными документами. После обнаружения документов на вилле всех их срочно отправили в отпуска, лишили секретных допусков, а затем тихо перевели в другие службы. О том, что сведения, ставшие достоянием вездесущей прессы, представляли собой серьезную опасность, говорило то, что распространивший какую-то их часть журналист и близкий знакомый Личо Джелли Мино Пекорелли был убит вскоре после публикаций. История с разоблачением масонской ложи практически не получила ни политической оценки, ни сколько-нибудь серьезного анализа. Все завершилось поверхностными разоблачениями и многочисленными выпадами в адрес личности главного антигероя Личо Джелли, успевшего скрыться с места событий.

А между тем ложа продолжала действовать. Так, "Комитет" ложи из Монте-Карло организовал 2 августа 1980 года взрыв на вокзале в Болонье, в результате которого погибли 85 человек и более 200 было ранено.

В сентябре 1987 года Джелли сам явился с повинной к швейцарским властям и попал в заключение в тюрьму Шан-Доллон.

Страна согласилась выдать Джелли итальянцам, если все политические обвинения будут сняты. Высокие политики договорились. Главу ложи "П-2" выдали итальянскому правосудию, которое обязалось судить его только за экономические преступления. Таким обвинением могло быть лишь банкротство банка "Амброзиано". Не будучи банкиром, руководитель ложи мог быть подвергнут самому минимальному наказанию, зато общественности власти могли говорить о правосудии.

Комментарии (0)

Пока пусто