Публикации

Путешествие "бесполезного" дипломата

Путешествие "бесполезного" дипломата

Фламандский монах Гильом де Рубрук вошел в историю как великий путешественник. Его даже сравнивают с Марко Поло. Однако открытие новых земель не было для Рубрука целью. По поручению французского короля он с дипломатической миссией ездил в Монголию. При этом Гильом дипломатическую миссию, можно сказать, провалил. Первооткрывателем пути к монголам не был, а пользовался указаниями предшественников. И так вышло, что "великим путешественником" его сделала наблюдательность и хорошо написанная книга "Путешествие в восточные страны".

Западная Европа фактически проспала зарождение на Востоке величайшей угрозы для себя. И не придала особого значения разрастанию и усилению Монгольской империи.

1. Монгольская угроза

Пока правитель Золотой Орды Чингисхан и его преемник Угедей завоевали Северный Китай, Туркестан, Иранское нагорье, Месопотамию и Закавказье, Европа особенно не беспокоилась. Но настоящим шоком для нее стал западный поход монгольских орд под руководством Бату-хана, более известного в России как хан Батый. В период 12361242 годов Батый предпринял масштабный поход на Запад, победив и покорив сначала Русь, а потом все восточноевропейские страны до Адриатики и Балтики. Когда монгольские орды достигли Центральной Европы, западные монархи не на шутку перепугались.

Император Священной Римской империи Фридрих II, когда Батый потребовал покорности, ответил, что мог бы стать сокольничим хана. И на всякий случай стал готовить корабль для бегства в Палестину. Один король-крестоносец Людовик Святой готов был сражаться не на жизнь, а на смерть со степными варварами и принять мученический венец в случае поражения.

И хотя монголы после смерти своего верховного хана в 1242 году ушли из Восточной Европы, угроза их нового нашествия сохранялась. Общую тревогу европейских монархов разделял и римский папа Иннокентий IV, который первым направил к монголам дипломатическую миссию в лице францисканских монахов Бенедикта Поляка и Джованни Плано Карпини с поручением выведать планы потенциального противника.

Поляк и Карпини совершили длительное и опасное путешествие, достигнув города Каракорум у северных границ Китая, который Чингисхан избрал столицей монгольской империи. Они встречались с Батыем и удостоились аудиенции у только что избранного великим ханом Гуюка. От него они получили письмо к папе римскому совсем неутешительного содержания, которое заканчивалось словами: "Мы поклоняемся нашему Богу и с его помощью разрушим мир от востока до запада".

2. Монах в качестве посла

После этого французский король Людовик IX решил выяснить планы монголов поподробнее и отправить к ним своего посла. Им стал монах-францисканец Гильом де Рубрук. Людовик Святой доверял ему, поскольку тот сопровождал его в крестовом походе. В 1252 году он поручил Рубруку отправиться в южные степи к хану Батыю.

При французском дворе Гильом встречался с Карпини и, видимо, обстоятельно расспросил его о пути к монголам.

Рубрук выехал из Акры весной 1252 года и отправился морем в Константинополь, откуда прибыл в порт Судак в Крыму. Там он купил запряженную четырьмя волами крытую повозку и дальнейший путь к низовьям реки Этилии (Волги), где была ставка хана Сартака, сына Батыя, проделал по суше.

Сартак согласился принять чужестранцев. Облачившись в церковные одеяния, разложив на подушке Библию, псалтырь, требник, распятие и кадило, с пением молитв, Гильом со спутниками вошел в юрту хана. Сартак с любопытством рассматривал монахов и их одеяние, но в переговоры с ними не вступил, предложив им отправиться к его отцу. Однако Батый не пожелал встречаться с францисканским монахом и перенаправил его в Каракорум к великому хану Мункэ, сменившему Гуюка. Пришлось Рубруку двигаться в глубь неведомых и опасных земель.

Немало испытаний выпало на долю французской делегации. Пройдя побережье Азовского моря, группа путешественников повернула на восток и почти два месяца преодолевала Куманские степи, которые русские называли Половецкими степями, переправлялась через реки Урал и Сырдарью. В течение семи дней Рубрук ехал горной дорогой по северо-западным отрогам хребта Киргизского Алатау. 15 дней он огибал озеро Балхаш, которое до 1845 года значилось на атласах как Западное море. После этого он пересек Монголию и прибыл, наконец, в Каракорум.

Карта путешествия Рубрука.
Карта путешествия Рубрука.

Следует отдать должное Рубруку - он обладал замечательной наблюдательностью, и позже именно его наблюдения стали основой для представлений европейцев о Монгольской империи. Впрочем, ее столица, обнесенная земляными стенами, на французского посла впечатления не произвела, но его поразила веротерпимость в ней. В Каракоруме мирно уживались языческие и буддийские храмы, две мечети и одна христианская (несторианская) церковь.

Однако великого хана Мункэ в столице не оказалось, и Рубруку пришлось отправиться в его резиденцию, находившуюся по ту сторону гор - в северной части страны.

Сама аудиенция французской делегации получилась не простой, но познавательной. Следуя правилу францисканских монахов, Рубрук и его спутники шли к резиденции босые, при этом отморозили себе пальцы на ногах, так как стоял сильный мороз. Правитель Монгольской империи Мункэ оказался курносым человеком среднего роста, одетым в меховую одежду, блестящую, как шкура тюленя. Он встречал гостей лежа на диване, в окружении соколов и других птиц, сидящих на шестах. Послам французского короля были предложены экзотические для них напитки: айран, кумыс и мед. Но они воздержались от питья. Сам же хан воздерживаться не стал и вскоре захмелел настолько, что аудиенцию пришлось прервать. При дворе великого хана Гильом встретил множество послов - балдахского калифа, индийского и турецкого султанов и других правителей. Хан Мункэ явно уже привык, что послы со всего света едут к нему на поклон, и написал Людовику IX довольно высокомерное, но малопонятное послание. В нем он заявил, что "над землею есть только единый владыка Чингисхан" и что франкский король должен подчиниться монголам. И пусть он не рассчитывает: "Земля наша далеко, горы наши крепки, море наше велико", а не то увидит, что монголы знают и могут.

3. Наблюдательный писатель

В июне 1254 года Рубрук отправился из монгольской столицы в обратный путь. Он тоже выдался нелегким. Гильом рассказывал, что от Каракорума до Бату они практически без отдыха добирались более двух месяцев, не видя за это время ни разу города или следа какого-нибудь здания, кроме гробниц.

Достигнув Астрахани, Рубрук свернул к югу. Через Дербент, Нахичевань, Эрзерум и Малую Азию добрался до порта Акка на берегу Средиземного моря. И потом по морю вернулся во Францию.

Главным достижением Рубрука стало его описание путешествия, которое было издано в виде книги "Путешествие в восточные страны". Сочинение монаха-францисканца высоко оценили современники и потомки. Видный немецкий географ конца XIX века Оскар Пешель даже назвал его величайшим географическим шедевром Средневековья.

Действительно, Рубрук описал для европейцев множество доселе почти неизвестных им земель и народов. Его наблюдения подтвердили, что Каспийское море - это не океанский залив, как полагали, а внутреннее озеро: мысль, высказанная еще Геродотом. Благодаря ему был установлен факт наличия Центрально-Азиатского нагорья - Гильом отметил, что все реки текут в западном направлении, отклоняясь южнее или севернее этой области. Рубрук детально описал народности Китая, Кавказа и других регионов. И, может быть, самым первым поведал миру о киргизах (хакасах), урянхайцах (тувинцах) и других народах. Но в заключительных главах его книги сквозит разочарование человека, который так и не достиг своей цели. Он написал: "Мне кажется бесполезным, чтобы какой-нибудь брат ездил впредь к татарам так, как ездил я".

Правдивые факты

Успех книге Гильома де Рубрука принесли не только его географические и этнографические заметки, а еще и умение писать легким языком и находить любопытные факты. Например, одна из глав посвящена роли прорицателей и колдунов у татаро-монголов, и весьма увлекательна. Но при этом Рубрук избегал непроверенных слухов, которыми грешил его предшественник Карпини, рассказывавший о живущих в Монгольской империи кенокефалах с собачьими головами и вампирах, имеющих такой малый рот, что они не могут есть и только пьют жидкость.

Комментарии (0)

Пока пусто