Публикации

Штрафбат декабристов

Штрафбат декабристов

Историками и литераторами пролито немало слез над судьбой декабристов, сосланных на Кавказ "умирать под пулями горцев". Правда, для солдата возможность отправиться на войну, наверное, должна рассматриваться предпочтительнее виселицы, каторги или ссылки. Да и являлась ли смерть в этом случае неизбежной? Обратимся к истории лейб-гвардии Сводного полка, сформированного из солдат и (частично) офицеров, замешанных или непосредственно участвовавших в событиях 14 декабря 1825 года, и представлявшего собой, возможно, первое в отечественной истории "штрафное" соединение.

С самого начала следствия "по делу о противогосударственном мятеже" Николай I отделил "пастырей" (офицеров) от "овец" (нижних чинов). Последних он охарактеризовал как "несчастных, обманутых солдат, сбитых с пути избытком верноподданничества".

1. "Овцы" и "пастыри"

Речь шла о солдатах лейб-гвардии Московского и лейб-гренадерского полков, более трети которых оказались переведены из гвардии в обычные армейские полки Кавказского корпуса. Основную массу солдат-декабристов перевели в специально созданный лейб-гвардии Сводный полк, который также должен был отправиться на Кавказ "смывать позор кровью врагов Отечества", но продолжал считаться гвардейским, сохраняя такие льготы, как повышенное жалование, а для офицеров - чин на один выше, чем в армии.

Первый батальон составили рядовые и унтер-офицеры Московского полка (солдаты в этом полку - рыжие, с бородами), второй батальон - лейб-гренадеры (брюнеты). Всего же в Сводном полку оказалось 1336 нижних чинов.

Из 37 офицеров только восемь были замешаны в деятельности декабристских организаций: поручики Кушелев и Штакельберг, подпоручики Корсаков, Кудашев, Меллин 2-й, Прянишников, Цицианов, Лелякин (Цицианов и Штакельберг, нажав на родственные связи, добились увольнения в отставку).

Командиром Сводного полка назначили полковника Шипова 2-го, участвовавшего по молодости в ранних декабристских организациях, формально никакого наказания за это не получившего, но вынужденного теперь делом засвидетельствовать свою преданность престолу.

Среди прочих офицеров выделялась фигура Майбороды - бывшего члена Южного общества, выдавшего организацию накануне решающего выступления и теперь произведенного в капитаны с одновременным переводом в гвардию; но в гвардию, как видим, далеко не столичную.

2. "Всегда первый на походе, в работе, в сражении"

Полк прибыл в Тифлис в конце августа 1826 года, когда на Кавказе уже более месяца шла война с персами. Однако непосредственно в боевых действиях гвардейцы смогли поучаствовать только в следующую кампанию.

В мае 1827 года в качестве эскорта при главнокомандующем Иване Паскевиче Сводный полк совершил марш к религиозной столице Армении Эчмиадзину. Местное армянское население встречало русских как освободителей, но именно во время этого похода произошел трагический случай, когда одного из батальонных цирюльников нашли обезглавленным неподалеку от лагеря. Осталось неизвестным, стал ли он жертвой персов или какой-нибудь разбойничьей шайки.

7 июня русскими была осаждена Эривань (Ереван), а 9-10 июня Сводный полк без боя оттеснил в горы трехтысячный отряд персидского полководца Гассан-хана. Из-за начавшейся в войсках эпидемии Паскевич оставил под городом отряд Красовского, а сам с основными силами, куда входил и Сводный полк, перешел в Азербайджан.

26 июня гвардейцы первыми вступили в сдавшуюся без боя Нахичевань, а через два дня началась осада Аббас-Абада. Персидский принц Аббас-Мирза поспешил на помощь городу своего имени, но 5 июля был разбит при Джаван-Булаке.

В этом сражении Сводный полк впервые скрестил оружие с врагом: сначала гвардейцы вплавь переправились через бурную горную реку, а затем во встречном бою опрокинули вражескую кавалерию.

Через день перепуганный гарнизон Аббас-Абада сложил оружие, и Паскевич вернулся обратно к Эривани.

Брату царя великому князю Михаилу Павловичу он писал: "Всех более достоин удивления гвардейский полк. Порядок и ревность неимоверны. Я счастлив, что могу его ставить образцом для прочих войск здешнего корпуса: всегда первый на походе, в работе, в сражении и менее других изнурен усталостью. В траншеях одни перед другими, каждый к своему делу. И под знойным поясом почти незаметно, что они пришельцы из климата полярного".

Здесь надо отметить, что, отлично освоив науку побеждать, Паскевич не блистал мастерством в эпистолярном стиле. Зато красотой слога отличался один из его секретарей - симпатизировавший декабристам Александр Грибоедов, рукой мастера правивший послания своего начальника.

К этому времени гвардейцы уже неоднократно поощрялись командованием -начиная от "чарки водки сверх нормы для нижних чинов" и кончая "высочайшими благоволениями" и орденами для офицеров. Но более всего они отличились под Эриванью.

Утром 1 октября 1827 года мирные жители и персидские солдаты стали спускаться к русским траншеям, расположенным у восточной стены. Из их сбивчивых рассказов следовало, что в Эривани начались беспорядки. Решив воспользоваться ситуацией, полковники Шипов 2-й и Гурко во главе Сводного полка ринулись в город. Впереди двигались "застрельщики", возглавляемые поручиком Трегубовым и подпоручиками Ховеном, Лелякиным, Прянишниковым (двое последних - декабристы). После короткого боя авангард овладел двумя крепостными башнями. В одной из них персы попытались взорвать склад с 2000 пудами пороха, но отважный Лелякин успел затушить фитиль. Одновременно еще две роты гвардейцев ворвались в Эривань через заваленные камнями Южные ворота и пленили укрывшегося в мечети прославленного персидского военачальника Гассан-хана.

К сожалению, храбрые гвардейцы не были лишены недостатков. К концу дня возмущенному Шипову 2-му пришлось издать приказ: "Нижние чины шатаются по крепости и таскают мешки и разные вещи. Всем господам офицерам объявляю, чтобы они строжайшим образом приказали денщикам своим не брать и не покупать никаких вещей, а господам ротным командирам - осмотреть ранцы нижних чинов, и у коих найдутся какие-либо вещи, с тех строго взыскивать".

3. Победы, ордена, парады

Взятием Эривани боевые подвиги гвардейцев закончились. В конце войны, чтобы довести до штатных нормативов, его пополнили служившими в других частях Кавказского корпуса солдатами-декабристами и участниками восстания Семеновского полка (1821 год), а также наиболее заслуженными ветеранами-кавказцами, предпочтительно из награжденных солдатским Георгием.

11 декабря 1828 года лейб-гвардии Сводный полк триумфально вступил в Санкт-Петербург, доставив полученную у персов контрибуцию, а также многочисленные трофеи.

После проведенного императором торжественного смотра эта воинская часть была расформирована.

Получив сверх жалованья по пять рублей и специально учрежденную медаль в память войны 1826-1828 годов, "московцы" и лейб-гренадеры вернулись в родные полки, составив в них отдельные батальоны.

Шипов 2-й стал командиром лейб-гренадерского полка. Как рассказывал один из ветеранов, доживший аж до конца XIX века, "при нем солдаты вздохнули свободнее".

Капитан Майборода вернулся на Кавказ, где дослужился до чина полковника и должности командира Апшеронского полка. 1 января 1844 года он застрелился в Темир-Хан-Шуре.

Бывшие декабристы - поручик Кушелев, подпоручики Кудашев и Лелякин - дослужились до генеральских званий. Кушелев и Лелякин отличились во время Крымской войны 1853-1856 годов.

4. "Безвозвратные" потери

Всего за войну 1826-1828 годов по причине болезней и ранений из Сводного полка выбыло 319 человек.

Сколько из них умерло в госпиталях, установить невозможно из-за неполноты и запутанности санитарной документации.

При этом безвозвратные собственно боевые потери ограничились... 1 (одним) человеком - тем самым злополучным цирюльником, зарезанным неизвестными под Эчмиадзином. Общие же потери гвардейцев были примерно в два раза ниже, чем в других частях. Считавшиеся изнеженными петербуржцы переносили тяготы местного климата лучше, чем "кавказские ветераны". Если в обычных частях число заболевших составляло 40-45% личного состава, то в Сводном полку этот показатель был в два раза ниже. Причину подобного феномена Паскевич видел "в заботливости Шипова 2-го о своих подчиненных", а также в особой выносливости гвардейцев, привыкших переносить на петербургских парадах куда более тяжкие лишения.

Комментарии (0)

Пока пусто