Публикации

Союз мертвых императоров

Союз мертвых императоров

Венчание на царство в разных странах происходит по-разному. Но, невзирая на все различия, в этой отрегулированной до мелочей процедуре есть нечто общее - венценосные кандидаты, в первую очередь, должны быть живы. Но и из этого незыблемого правила тоже случаются исключения, что и произошло в России 2 декабря 1796 года.

Царствование российского императора Петра III, длившееся чуть более полугода, с декабря 1761 по 28 июня 1762 годов, надолго запомнилось и екатерининским придворным, и простому люду.

1. Судьба реформатора

"Странный" император, взошедший на престол после смерти своей тетки Елизаветы Петровны, которого считали едва ли не олигофреном, в течение первых месяцев своего правления буквально завалил страну ворохом разнообразных указов. Такая кипучая деятельность перепугала дворцовую знать.

28 июня 1762 года российский престол с помощью гвардейских офицеров заняла Екатерина II, супруга Петра III. Свергнутый император на следующий день отрекся от престола (надо полагать, текст отречения был написан под диктовку братьев Орловых). Удивительно, но Петр, хоть и занимал царский трон в течение семи месяцев, не был коронован. Причина - траур по усопшей императрице Елизавете Петровне.

Через неделю после отречения от трона царь был то ли задушен, то ли отравлен. И тот факт, что он не был коронован, сыграл свою роль - покойник не имел права на захоронение в Петропавловском соборе в фамильной усыпальнице русских царей. Спустя несколько дней некоронованного императора похоронили на кладбище Александро-Невской лавры.

Но это не было точкой в его биографии. Спустя тридцать четыре года император "воскрес" и "затребовал" все причитающиеся ему державные почести.

И "виновником" этого стал его сын - российский император Павел I.

2. Траурные почести

"1796 г. ноября 19 числа повелением императора Павла Петровича вынуто тело в Невском монастыре погребенного покойного императора Петра Федоровича, и в новый сделанный великолепный гроб, обитый золотым глазетом, с гербами императорскими, в приличных местах с гасами серебряными, с старым гробом тело положено", - так гласит летопись Александро-Невской лавры.

Это малопонятное, и даже в чем-то кощунственное действо имело прозаическое объяснение: Павел I решил не только короновать убитого отца, но и сокороновать его с умершей матерью. Этим действием Павел I сводил счеты как с матерью, свергшей отца, так и со всеми теми, кто косвенно, а то и напрямую, принимал участие в его убийстве. Кроме того, Павел I решал еще одну задачу государственной важности. Во-первых, повторно обвенчав покойного отца с матерью, он еще раз напоминал о законности своего восхождения на престол. И для этого были свои причины - во дворце циркулировал слух, что Павел I не родной сын Петра III, а незаконнорожденный ребенок Алексея Салтыкова -дипломата, одного из любовников Екатерины II.

Впереди процессии шел герой Чесмы Алексей Орлов, при участии которого и убили Петра III. Следом брели царедворцы, которые не только свели в могилу свергнутого царя, но и всячески пресмыкались перед усопшей "заговорщицей". Перед тем как доставить мертвеца в Зимний, сын приказал перепуганным сановникам прикладываться к "царским мощам". Свидетели уверяли, что в гробу лежали костные останки, облаченные в полуистлевший мундир.

После церковных мероприятий разложившееся тело низвергнутого самодержца доставили в Зимний дворец. Здесь его ждало тело той, кто "помог" Петру Федоровичу умереть. Во время возложения короны на гроб императрицы камер-юнкер и камердинеры приподнимали тело усопшей. "Ожившая" Екатерина II как будто передавала "эстафету власти" своему "воскресшему" мужу. Подобная трактовка закреплялась еще одной сценой - когда траурный кортеж с телами Петра III и Екатерины II двигался по направлению к Петропавловской усыпальнице, впереди ехала повозка с гробом царицы, а следом - с телом Петра. Но при этом корона лежала на гробе Петра Федоровича. Мстительный сын не только "вбил гвоздь" в материнский гроб: он "всего лишь" отобрал у "заговорщицы" корону и отправил ее на кладбище в ином разряде - как "простую" супругу законного государя.

Две недели оба гроба стояли в Петропавловском соборе бок о бок, после чего были преданы земле. И тоже рядом друг с другом.

Справедливость восторжествовала - мраморная страница русской истории с грохотом перевернулась.

Правда, спустя пять лет в спальню Павла I явились очередные заговорщики, которые напомнили - в истории справедливости нет. И никогда не было.

Комментарии (0)

Пока пусто