Публикации

Стахановцы - разрушители промышленности?

Стахановцы - разрушители промышленности?

Кто-то ныне говорит о стахановском движении с усмешкой, кто-то с ностальгией. С одной стороны, это движение еще во времена СССР здорово скомпрометировало традиционное советское "очковтирательство". А с другой стороны, удручает нынешнее отсутствие моральных стимулов для рабочего класса. Сейчас все больше "пашут на хозяина" за страх, за деньги и редко за идею. Удивительное дело, но то, что раньше вызывало раздражение, ныне навевает ностальгию. Порой так хочется, чтобы в новостях вместо страшилок рассказали бы о каком-нибудь комбайнере, намолотившем рекордный урожай. А с другой стороны, не факт, что рекорды идут на пользу производству.

Ударный труд на благо общества - это один из краеугольных камней советской идеологии. В СССР он был воплощением борьбы за светлое будущее. А в борьбе, как известно, все средства хороши. Вот и изобретали нестандартные средства, чтобы сначала вывести страну из разрухи, потом - "догнать и перегнать Америку". К первому из таких средств можно отнести коммунистические субботники. Потом начали воплощать в жизнь ленинскую идею организации соревнования на социалистических началах. И, наконец, придумали стахановское движение.

Считается, что это движение началось с того, что забойщик шахты "Центральная-Ирмино" Алексей Стаханов в ночь на 31 августа 1935 года за смену добыл 102 тонны угля при норме 7 тонн и тем самым установил фантастический трудовой рекорд, выполнив 14 норм. Из Стаханова тут же сделали икону образцового пролетария, и все захотели походить на него.

Однако справедливости ради надо сказать, что Стаханов был отнюдь не первым рекордсменом. Еще в 1932 году в стране прогремела фамилия другого забойщика - Изотова, резко повысившего производительность труда и положившего начало изотовскому движению, а в начале 1935 года возникло аналогичное кривоносовское движение на железнодорожном транспорте.

1. Рекорд заказала газета

Складывается впечатление, что создание стахановского движения стало производственно-идеологической операцией, предпринятой властью для достижения "большого скачка" в промышленности. Все началось с того, что редакция газеты "Кадиевский пролетарий" обратилась к секретарю парткома шахты Петрову с просьбой организовать нечто знаменательное, посвященное Международному дню молодежи. Партийный комитет шахты решил организовать рекорд в выработке. На роль рекордсмена отобрали самого физически крепкого забойщика, Алексея Стаханова. Специально для рекорда решили применить новшество в виде разделения труда. Обычно в каждом шурфе работал один забойщик, который устанавливал крепь и отбрасывал лопатой уголь. Стаханову дали для подсобной работы двух помощников, а ему надлежало только действовать отбойным молотком. Кстати, такое разделение труда стало действительно прогрессивным нововведением, но в целом для Стаханова рекорд готовила вся шахта. Но, конечно, и он не подкачал, выдав на-гора аж 14 норм. Другое дело, что Алексей не был никаким высокоидейным пролетарием. И пойти на рекорд согласился только после того, как уточнил в бухгалтерии сумму вознаграждения за него.

Однако свою роль Стаханов сыграл и создал образ беззаветного передовика производства, всколыхнувший страну на трудовые подвиги. И вскоре такие подвиги стали нормой не только в угольной, но и во всех других отраслях промышленности. Чтобы придать значимость движению, в ноябре 1935 года в Кремле было проведено Первое Всесоюзное совещание стахановцев, на котором выступил Сталин и произнес знаменитую фразу: "Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее".

Повсеместная борьба за рекорды действительно дала огромный толчок для ускорения темпов роста производительности труда. Например, темпы прироста валовой продукции промышленности поднялись от 19% в 1934 году до 25% в 1935 году и 29% в 1936 году. За вторую "стахановскую" пятилетку в стране было введено в действие 4500 новых предприятий! Без сомнения, стахановское движение стало одним из слагаемых общего трудового подвига советского народа, сумевшего за короткое время создать развитую индустрию в стране, что обусловило победу в Великой Отечественной войне.

2. Подсчитали - прослезились!

Однако есть и оборотная сторона медали. Безусловно, стахановское движение негативно повлияло на идеологию советской экономики, которая во многом впоследствии привела ее к развалу. Прежде всего, возникло ложное убеждение, что прогресса в экономике можно добиться на энтузиазме масс и на красивых идеях. Даже в начале 1980-х годов на уроках политэкономики в России продолжали рассказывать, что капиталистическая экономика плохая, она подвержена антагонистическим противоречиям. В социалистической экономике тоже есть противоречия, например, между достижениями научно-технической революции и внедрением их в производство. Но это так, пустяки. Они не носят антагонистический характер. В результате и спустя полвека после стахановского рекорда пытались "обогнать Америку" за счет человеческого фактора путем соцсоревнований и авралов к "красным" датам календаря. Не обращали внимания ни на устаревшие станки, ни на допотопную продукцию, которая на них выпускалась.

Стаханов работал там, куда его посылала партия, но новых рекордов труда больше не ставил.
Стаханов работал там, куда его посылала партия, но новых рекордов труда больше не ставил.

Еще до войны критики стахановского движения отмечали, что стремление к рекордам ведет к перенапряжению людей, к нарушениям технологических регламентов, к повышению аварийности. Однако тогда этих критиков приравнивали к "врагам народа". Например, директора шахты "Центральная-Ирмино", который изначально был против, чтобы забойщик Стаханов шел на рекорд, вскоре арестовали и расстреляли, а его место занял парторг Петров.

После войны голоса критиков стали слышнее, и оказалось, что рабочий класс в массе своей был противником рекордов. Рекордсмены, которым помогало все предприятие, начинали зарабатывать в десятки раз больше, а всем остальным урезали зарплату. Сталин на Первом совещании стахановцев прямо сказал, что надо пересмотреть нормы и сделать их более высокими - "где-нибудь посредине между нынешними техническими нормами и теми нормами, которых добились Стахановы и Бусыгины". Нормы немедленно пересмотрели и снизили расценки для всех рабочих в стране.

3. Добро, закопанное в землю

Тяга к рекордам обусловила и колоссальное увеличение брака на производстве. Советская продукция стремительно стала становиться символом низкого качества. Вспомнить хотя бы советские автомобили, в которых постоянно ломалось то одно, то другое. Дошло до того, что промышленность выпускала до 70% изделий с браком. Предприятия ставили рекорды по количественному выпуску продукции, а на качество закрывали глаза. Не от хорошей жизни на них пришлось вводить госприемку. Но и она не всегда помогала. В начале 1990-х годов на Урале ходили легенды не о кладах, а о закопанном браке. Например, предприятие ставило к празднику рекорд, выпуская небывалое количество каких-нибудь латунных деталей, получало за это грамоты и премии, потом договаривалось со смежниками о списании деталей на производство, а само закапывало их в землю. Поскольку в спешке их делали тяп-ляп, то они были никому не нужны. А в 1990-е возник спрос, но не на эти детали, а на цветмет, из которого они были изготовлены. И места их захоронения превращались в Клондайк, где, как на Диком Западе, участки столбились, и шла кровопролитная борьба за их обладание.

Стахановское движение обусловило и еще один немаловажный фактор. Героями на производстве стали малограмотные рабочие, а специалисты, способные улучшить техническую и технологическую составляющую труда, оказались в ответе за возросшую аварийность. Достаточно сказать, что с 1934 по 1941 год численность заключенных с высшим образованием в СССР возросла более чем в 8 раз. А руководящие должности стали занимать стахановцы, которые об общей организации производства имели самое смутное представление. Эта тенденция впоследствии привела к тому, что любой пьяница-бракодел на заводе мог похвалиться, что он на станке зарабатывает вдвое больше очкарика-интеллигента, корпевшего над книжками в институте.

Комментарии (0)

Пока пусто