Публикации

Сталинская "оттепель"

Сталинская "оттепель"

30 июля 1937 года нарком внутренних дел СССР Николай Ежов подписал секретный приказ №00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов". Именно с этого приказа и начался Большой террор, в результате которого в СССР репрессировали около 770 тысяч человек (половина из них - расстреляны). Почему же появился этот приказ, и кто был инициатором его появления?

Как ни странно, но первые попытки либерализации сталинского режима в СССР были сделаны накануне начала Большого террора. Так, 30 декабря 1935 года вышло постановление ЦИК и СНК СССР, которое отменило запрет на прием в вузы и техникумы детям "лишенцев" (людей, ограниченных в гражданских и политических правах в связи с их социальным происхождением).

1. "Воздух свободы" и его противники

15 января 1936 года Политбюро поручило Верховному суду, прокуратуре и НКВД СССР создать комиссии для проверки правильности применения постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране социалистической собственности", того самого знаменитого указа "о трех колосках". Оно также потребовало возбудить ходатайства о смягчении наказания или о досрочном освобождении осужденных. Только за шесть последующих месяцев краевые и областные комиссии рассмотрели 115 тысяч дел, 91 тысячу из них признали "неправильными" и на том основании освободили от дальнейшего отбывания наказания свыше 37 тысяч человек. Всего за два года судимость была снята с 768 989 человек.

Ну и, наконец, 5 декабря 1936 года была принята новая Конституция СССР, предоставившая гражданам широкие права. Следом был подготовлен проект закона о выборах в Верховный и местные советы, в которых предполагалось участие не одного, а нескольких кандидатов, причем выдвигаемых не только парткомами.

Вот этот-то проект и вызвал ярость тогдашней партноменклатуры, которая боялась потерять власть на местах. На состоявшемся 23-29 июня 1937 года пленуме ЦК ВКП(б) выступил секретарь Западно-Сибирского крайкома партии Роберт Эйхе, сообщивший о некоей "подпольной повстанческой организации кулаков". Эйхе требовал принятия чрезвычайных мер и особых полномочий для троек, в состав которых входили первые секретари, прокуроры и начальники НКВД города, области или края.

2. Лимиты и категории

К требованию Эйхе присоединились и другие "партбоссы". Они говорили о сотнях тысяч "врагов народа", которые грозят свергнуть социалистический строй в СССР и с которыми нужно безжалостно и беспощадно расправиться. Сталин вынужден был считаться с требованиями первых секретарей. Вскоре после пленума появился печально известный приказ № 00447. О чем же говорилось в этом приказе?

В нем был очерчен круг тех, кто должен подвергнуться репрессиям. К репрессируемым лицам относились:

  1. бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания или сбежавшие из лагерей и трудовых поселений, скрывающиеся от раскулачивания и уличенные в антисоветской деятельности;
  2. бывшие кулаки и социально опасные элементы, которые находились в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях;
  3. члены антисоветских партий, реэмигранты, скрывающиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и ведущие активную антисоветскую деятельность;
  4. участники казачьих и белогвардейских организаций;
  5. наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся в тюрьмах, лагерях, трудовых поселениях и колониях;
  6. уголовники, а также преступники, которые содержатся под стражей, но чьи личные дела судебными органами еще не рассмотрены;
  7. уголовники, находящиеся в лагерях и трудовых поселениях и ведущие там преступную деятельность.

На местах члены тамошних троек должны были определить количество (лимит) лиц, которых предполагалось подвергнуть репрессиям, и категории, по которым их нужно было репрессировать. Причем приказом №00447 прямо запрещалось на местах самовольно превышать лимит. Все предложения по его увеличению должны были направляться в НКВД.

Репрессируемые делились на две категории. К первой относились все "наиболее враждебные из перечисленных выше элементов". Они подлежали немедленному аресту и по рассмотрении их дел на тройках - расстрелу. Ко второй категории относились все остальные "менее активные, но все же враждебные элементы". Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет.

Надо сказать, что некоторые руководители троек на местах лезли из кожи, чтобы увеличить лимиты. Например, инициатор Большого террора Роберт Эйхе заявил о желании только расстрелять 10 800 жителей Западно-Сибирского края, не говоря о еще не определенном числе тех, кого он намеревался отправить в ссылку.

В этом рвении ему почти не уступал секретарь Московского городского и областного комитетов ВКП(б) Никита Хрущев. Он сумел подозрительно быстро разыскать и учесть в Московской области, а затем потребовал приговорить к расстрелу либо высылке 41 305 "бывших кулаков" и "уголовников". На всех партийных пленумах и собраниях этот впоследствии "борец со сталинским террором" громко заявлял: "Нужно уничтожать этих негодяев. Уничтожая одного, двух, десяток, мы делаем дело миллионов. Поэтому нужно, чтобы не дрогнула рука, нужно переступить через трупы врагов на благо народа".

3. "Скорострельное правосудие"

Судопроизводство поручили тройкам и поставили на "конвейер". Тройки рассматривали дела в отсутствие обвиняемых, десятки дел на каждом заседании. По воспоминаниям бывшего чекиста Шрейдера, порядок работы тройки по Ивановской области был следующим: составлялась повестка, или так называемый альбом, на каждой странице которого значились имя, отчество, фамилия, год рождения и совершенное "преступление" арестованного. После чего начальник областного управления НКВД красным карандашом писал на каждой странице большую букву "Р" и расписывался, что означало "расстрел". В тот же вечер или ночью приговор приводился в исполнение. Обычно на следующий день страницы альбома-повестки подписывали другие члены тройки.

Какими, прямо скажем, "стахановскими" темпами работали тройки, можно узнать из количества вынесенных приговоров за каждое заседание. Ленинградская тройка, например, 9 октября 1937 года вынесла 658 смертных приговоров заключенным на Соловках. Тройка Татарской АССР 28 октября 1937 года вынесла 256 смертных приговоров. Карельская тройка рассмотрела 20 ноября 1937 года 705 дел и вынесла 629 смертных приговоров. В тот же день краснодарская тройка вынесла 1252 приговора. Омская тройка 10 октября вынесла 1301 приговор, из которых 937 - ВМСЗ (смертная казнь), а 15 марта 1938 года - 1014 приговоров, 354 из которых - расстрельные.

Надо сказать, что среди репрессированных было немало уголовников. Причем иногда уголовников расстреливали по политическим обвинениям. Так, некто Ракетский, прибывший из Польши и работавший шофером в совхозе на станции Ояш Западно-Сибирского края, был известным вором и несколько раз обкрадывал местный клуб и ларьки. Ночью 30 августа 1937 года его взяли с поличным в магазине, доставили в политотдел совхоза №78, а оттуда отправили в Новосибирск в отдел контрразведки УНКВД. Ракетский признался в краже, но был осужден как "польский шпион" и расстрелян.

В октябре 1938 года началась подготовка к свертыванию террора. 25 ноября 1938 года Ежова сняли с поста наркома внутренних дел. Его преемником стал Лаврентий Берия. А уже в декабре 1938 года началось массовое освобождение находящихся под следствием "контрреволюционеров". По данным историка Никиты Петрова, в 1939-1940 гг. из мест заключения были освобождены от 100 до 150 тысяч человек, причем в основном те, кого арестовали, но не осудили до 17 ноября 1938 года.

4. Цифры и факты

15 декабря 1937 года Ежов обязал председателей УНКВД предоставить ему итоговую информацию о достижениях в выполнении приказа НКВД №00447. После продления операции до 1 января 1938 года срок предоставления докладов был сдвинут на 15 января. На основе статистики ГУГБ НКВД СССР по состоянию на 31 декабря результаты "кулацкой" операции имели следующие цифры:

  • 555 641 арестованный
  • из них 553 362 приговорены
  • из них 239 252 - к высшей мере социалистической законности (расстрелу)
  • 314 110 осуждены на сроки в лагерях или тюрьмах;
  • 14 600 заключенных лагерей вскоре тоже были приговорены к расстрелу.

Комментарии (0)

Пока пусто