Публикации

Страсти по-итальянски

Страсти по-итальянски

Голливуд, видевший и знавший многое, мало видел таких романов, как между актрисой Авой Гарднер и певцом Фрэнком Синатрой! Это двое не давали отвлечь от себя внимание. И время показало, что оно не властно над их чувствами.

Фрэнк Синатра и Ава Гарднер были в центре внимания всей американской прессы. Они были слеплены из одного теста. Именно поэтому их связь была крепка даже после официальной разлуки.

1. Роковое влечение

Они встретились в 1950 году: ей было 28, ему - 35. Он был женат, у него было трое детей. Нэнси, жена Синатры, за долгие годы научилась закрывать глаза на интрижки мужа - очень среднего актера, певца с завораживающим низким голосом, пьяницы, курильщика и плейбоя. Перед обаянием этого итальянца, сына рабочего, плохого парня, который выходил на сцену со стаканом виски в одной руке и сигарой в другой, устоять было невозможно.

Репутация Авы Гарднер была еще хуже. Последний, седьмой по счету, ребенок в семье нищего фермера, в доме которого единственной книгой была Библия. После смерти отца мать Авы - типичная пуританка - совсем помешалась на нравственности и страхе перед мужчинами. Младшей дочери она внушала: мужики - хищные и опасные животные, от которых можно ждать любых каверз. Главное - одеться поскромнее и не привлекать к себе внимания. Тогда, может, и удастся уйти незамеченной и невредимой. Ава была покладистой девочкой: она разделяла взгляды матери и настолько вошла в ее доверие, что мама с легкостью отпустила дочь в Нью-Йорк погостить у старшей сестры. Муж сестры был хозяином фотостудии. Он поместил фото хорошенькой свояченицы на витрину. От лица стройной брюнетки с волнистыми волосами, мраморно-белой кожей и зелеными глазами было невозможно оторвать взгляд. Вскоре в дверь фотостудии постучал агент MGM и пригласил Аву пройти пробы. Она не могла ничего: ни двигаться перед камерой, ни говорить, ни играть лицом. Но в ее случае это не имело значения: красота Гарднер отвлекала от ее бездарной игры.

Мужчины при виде ее теряли дар речи. Так было с Микки Руни - ее первым мужем, красавчиком и плейбоем, актером, мечтой всех девушек Америки. Так было с развратным любителем артисток миллионером-авиатором Говардом Хьюзом. Гарднер обладала способностью притягивать к себе именно плохих парней. Синатра не стал исключением.

Они были молоды и упивались своей популярностью. Ава была еще и несметно богата: гонорары за съемки буквально зашкаливали. Зрители валом валили на фильмы, где играла эта прекрасная кошка. Любовники осыпали ее деньгами и драгоценностями.

2. Связь на века

Синатра тогда как раз еще не был богат. Он не мог положить к ногам Авы и малой доли тех богатств, к которым она привыкла. Но зато итальянскую страсть Синатры было невозможно остановить. Какие деньги! Какое золото... Эта женщина должна быть его женщиной! Синатра прекрасно понимал, как она к нему относится, и страшно страдал. Но он был не из тех, кто отступается. Фрэнк пустил в ход всю свою тяжелую артиллерию.

Он исполнял серенады под ее окнами, устраивал фейерверки, осыпал Аву комплиментами. На его концертах она сидела в первом ряду, а он пел, не отрывая от красавицы восторженного взгляда. Пара много появлялась на публике. И Гарднер, и Синатра, несмотря на чувства, которые их переполняли, оставались глубоко публичными людьми. Они оба понимали: любая совместная фотография приносит деньги в их карманы. Они обожали рестораны. Оба любили выпить - на виски Синатра не скупился: он лился рекой.

Нэнси Синатра поняла: это увлечение - рознь всем предыдущим интригам. И решила бороться за свою семью до последнего. Но это был бы не Фрэнк, если бы он сломался под давлением супруги. Ему стало на все наплевать. Миссис Синатра с горечью вспоминала, как он "возвращался домой сияющий, как новенький металлический доллар, если Ава соглашалась пойти с ним в ресторан. И валился с рыданиями на пол, если она была холодна с ним". Он не пытался ничего объяснить семье - страсть сделала его безразличным. Фрэнки больше не видели на шумных попойках с итальянскими мафиози, в близком знакомстве с которыми он был давно замечен. Заработанные на концертах деньги шли на развлечения Авы. Все свободное время он был если не с ней, то в поле ее видимости.

Однажды Синатра с рыданиями вылетел из студии звукозаписи: он сочинил песню для любимой и во время ее исполнения разрыдался от избытка чувств.

И Гарднер сломалась от напора этих итальянских страстей (кстати, внешне она гораздо больше напоминала страстную средиземноморку, чем светлоглазый шатен Синатра).

Пуританская Америка взбунтовалась. После выступления Нэнси в прессе с жалобами на мужа Синатру освистали на концерте поборники семейных ценностей. Он стал бояться папарацци, которые так и норовили сфотографировать его с Авой. Появление таких фото в журналах теперь сильно сокращало армию поклонников - пуритански настроенных американцев, покупавших билеты на его концерты. Гарднер же продолжала крутить роман с Хьюзом - уж очень она любила деньги...

Оба любовника дошли до нервного срыва. Гарднер решила бросить Синатру. Лечилась от любви она, как всегда, с помощью нового любовника, тореадора, с которым она познакомилась в Испании. Обезумевший от страсти Синатра примчался в Европу. Отношения по-прежнему оставались неопределенными. Тогда Фрэнк пошел на крайние меры. В прессу стали просачиваться слухи о его попытках самоубийства: то он передозировал снотворное, то пытался резать вены, то приятель рассказал, как снял его с подоконника высотного здания.

И Ава сломалась. Она дала отставку всем поклонникам. Одновременно сломалась и Нэнси Синатра - она дала мужу развод. Больше на пути влюбленных преград не было.

3. Несчастливый брак

В 1951 году они поженились. Тут-то и выяснилось, насколько эти двое из одного теста. Любившие выпить супруги скандалили по поводу и без, как заправские пьяницы-простолюдины, из семей которых они вышли.

Чем они отличались еще от одних супругов-скандалистов - Тейлор и Бартона? Тем, что Тейлор была не только красавицей, не только девочкой из хорошей семьи (в отличие от Гарднер), но и талантливой актрисой и человеком с бурным общественным темпераментом. Гарднер же никаких иллюзий в отношении своих актерских способностей не питала. Она считала лицедейство способом зарабатывать деньги и привлекать внимание мужчин...

Супруги надеялись, что ребенок сохранит их брак. Аве удалось забеременеть, но выносить ребенка она так и не смогла. Больше ее ничто особенно не держало.

Ава не смогла хранить верность Синатре больше года. Такова уж была она - эта дикая кошка, гулявшая сама по себе. Они много раз сходились и расставалась. Но ни подарки, ни деньги богатевшего не по дням, а по часам Синатры не смогли вернуть ее расположения.

Развод оформили только в 1957 году. Но уже с 1952 года они фактически не жили вместе постоянно: сходились и расходились. Иногда их фотографировали в объятиях друг друга. Но это было уже все не то...

Когда Синатра решился жениться снова - на юной Миа Фэрроу, худенькой, похожей на мальчика, он позвонил Гарднер, чтобы рассказать о своем решении и еще раз признаться ей в любви. Язвительная Ава отреагировала: "Я всегда знала, что Фрэнк рано или поздно окажется в постели с мальчиком".

Он и это ей простил. С Фэрроу он прожил всего год. Самым долгосрочным оказался его следующий брак - с моделью Барбарой Маркс, которая отличалась очень терпеливым характером.

Когда Гарднер было уже за сорок, она опять совершила неожиданный поступок: отказалась от всех ролей, не стала цепляться за остатки красоты и уехала жить в Лондон. Там она и прожила еще почти тридцать лет в обществе любимых собак.

Изредка ее уговаривала сняться в том или ином фильме. Она честно отрабатывала положенные съемочные дни и неслась домой в Лондон, потому что очень скучала по своим питомцам.

Во второй половине 1980-х годов у Гарднер стало сильно сдавать здоровье: сказалось пристрастие к алкоголю и табаку. Синатра выходил ее после одного тяжкого приступа, нашептывая на ухо слова любви. Теперь они верили в любовь друг друга. Но было поздно - прошло слишком много времени.

Гарднер умерла в 1990 году. Синатра приехал на ее похороны в лимузине с тонированными стеклами. После похорон он признался своей дочери, что никого не любил так, как Аву.

Комментарии (0)

Пока пусто