Публикации

Упертый мореход из "Московской компании"

Упертый мореход из "Московской компании"

В истории жизни и смерти прославленного английского мореплавателя Генри Гудзона не меньше белых пятен, чем существовало на картах тех мест, по которым он плавал. Обычно первооткрывателей на родине встречали как героев, осыпали их деньгами и титулами, некоторые даже удостаивались настоящих триумфов в духе римских императоров. Генри Гудзон при жизни не обрел ни славы, ни денег, ни просто признания своих заслуг. Зато после смерти его имя было увековечено на географических картах, но, как оказалось, не вполне заслуженно.

Генри Гудзон родился 12 сентября 1570 года в Лондоне. Он был уже опытным мореходом, когда в 1607 году купцы из английской "Московской торговой компании" приняли его к себе на службу. Надо полагать, что они были наслышаны об его "упертости" и решили, что именно такой человек способен найти Северный морской путь в Азию. Еще с начала XIV века, когда итальянский путешественник Марко Поло ошеломил Европу рассказами о Центральной Азии и Китае, многие европейские державы грезили о том, чтобы проложить морской путь в те края и озолотиться на торговле восточными пряностями. Колумб, как известно, тоже плыл в Азию, только попал совсем в другое место.

1. В Китай через Северный полюс

В начале XVII века район Арктики был мало изучен, а потому торговцы из "Московской компании" полагали, что по северным морям можно найти кратчайший путь из Англии в Азию. На средства этой компании Гудзон снарядил парусник "Хоупвелл", набрал на него 12 человек команды и в мае 1607 года из устья Темзы отправился в неизведанные края. Собственно, Гудзон был далеко не первым англичанином, кто искал северный путь в Азию, до него аналогичные экспедиции предпринимали Мартин Фробишер и Джон Дейвис, но Генри продвинулся на север дальше всех.

Двигаясь при очень благоприятных ледовых условиях, "Хоупвелл" обогнул восточное побережье Гренландии и достиг северной оконечности архипелага Шпицберген. Так далеко на север еще никто не заплывал. В этом месте корабль Гудзона находился всего в 577 морских милях (1100 километра) от Северного полюса. Однако покорение полюса не входило в планы Генри, к тому же дальнейший путь ему преградили льды. Любопытно, что в этой экспедиции он открыл доселе неизведанный остров, который назвал в честь себя Зубцами Гудзона. По иронии судьбы, этот остров лишили его имени. На карты попало имя голландского капитана Яна Майена, который наткнулся на него четырьмя годами позже. Зато потом именем Гудзона называли места, которые открывали другие.

Так или иначе, но можно сказать, что первая экспедиция в поисках Северного морского пути для Гудзона закончилась неудачей. Правда, он рассказал о богатых возможностях китобойного и зверобойного промыслов в исследованных им районах, чем тут же воспользовались английские и голландские промышленники. Зато купцы из "Московской компании" остались недовольны. В следующем году они решили предпринять еще одну попытку и вновь отправили капитана Гудзона в плавание. На сей раз он достиг архипелага Новая Земля, но там снова встретил непроходимую ледяную преграду и вынужден был повернуть назад. Английские купцы решили больше не выбрасывать деньги на ветер и прекратить поиски северного пути в Азию.

Однако упертый Гудзон уже загорелся идеей все же найти его. И зажег этой идеей купцов из Ост-Индской компании, которые дали ему денег на третью экспедицию.

2. Хозяева с "Голодной горы"

Наверное, следует сделать небольшое отступление, чтобы пояснить условия мореплавания тех времен, особенно в северных широтах. Условия корабельной жизни были адскими. Месяцами приходилось жить в тесных качающихся на волнах каморках. Питание оставляло желать лучшего. После нескольких месяцев плавания пресная вода протухала, а сухари превращались в пыль, перемешанную с червями и мышиным калом. Цинга стала спутником моряков. От нее десны распухали настолько, что закрывали зубы, и больной не мог принимать никакой пищи и в результате просто умирал от голода. Голландская Ост-Индская компания, куда Гудзон подрядился на службу, вообще отличалась прижимистостью и экономией на моряках. Голландский капитан де Виз написал в альбом судовладельцу о ней: "О собаке больше заботятся, чем о моряке. Лучше бы я служил туркам, чем Компании на Голодной горе". Команды на парусниках были небольшими, поэтому людям приходилось нести по две вахты подряд. И все это в условиях страшного холода. Мало радости карабкаться на пронизывающем ветру по обледенелым вантам, чтобы поставить паруса. Понятно, что плыть с Гудзоном в северные моря находилось мало охотников. В команду ему приходилось набирать всякий сброд, который готов был взбунтоваться в любой момент. Пожалуй, единственным верным спутником был его сын-подросток по имени Джон. Его мать умерла, и он остался на попечении отца. Генри взял мальца впервые в море в своей второй экспедиции в 1608 году, и мальчишка пригодился на корабле, выполняя функции юнги. После этого Гудзон брал сына в каждое свое плавание, надеясь, что со временем тот превратится в настоящего морского волка.

Гудзон умел устанавливать контакты с местными племенами.
Гудзон умел устанавливать контакты с местными племенами.

Третью экспедицию Гудзона, в которую он отправился в 1609 году, сразу стали преследовать неудачи. Плавание протекало в очень сложных условиях: стояли лютые холода, невидимые в тумане льды окружали их корабль. В команде из двух десятков человек возникали ссоры, начал зреть бунт. Чтобы предотвратить его, Гудзон, не доходя до Новой Земли, решил повернуть на запад, к Америке, и поискать там пролив, чтобы все-таки добраться до Китая. Поблизости от Ньюфаундленда одна из мачт на его корабле сломалась и упала за борт. Гудзон пристал к американскому берегу в устье реки Кенебек и установил новую мачту. В поисках несуществующего пролива Генри четыре месяца исследовал берега Северной Америки. Он вошел в Нью-Йоркскую бухту и поднялся вверх по Великой северной реке, открытой ранее итальянцем Верраццано. Однако спустя некоторое время убедился, что пролива в Китай здесь нет, и отправился обратно.

3. Брошенные, но не забытые

По возвращении в Англию Гудзон был арестован за плавание под чужим флагом. Англия старалась защищать свои торговые пути от голландцев. Однако здравый смысл возобладал. Англичане решили, что лучше использовать капитана по назначению, чем гноить его в тюрьме. Вскоре на средства отечественных торговых компаний Гудзон отправился в свою четвертую экспедицию на корабле "Дискавери" ("Открытие").

Обогнув полуостров Баффиновой Земли с юга, Гудзон попал в пролив, позже названный его именем. На западе, вдалеке от материка, в ясную погоду моряки увидели сушу и решили, что это полярный берег широкого пролива, ведущего в Тихий океан. Казалось, цель достигнута и вожделенный путь в Азию найден! Но суша оказалась цепочкой островов, которые протянулись вдоль западного берега Лабрадора. В ноябре корабль застрял во льдах, и команда была вынуждена сойти на берег на зимовку.

Зимовка протекала сложно. Правда, недостаток пищи удалось компенсировать охотой на птиц, от цинги делали отвар из сосновой хвои. Однако в команде зрело недовольство капитаном, заведшим своих людей неведомо куда. Лидером оппозиции стал Робер Жуэ, которого Гудзон еще во время плавания сместил с должности первого помощника капитана. А когда потеплело и "Дискавери" освободился из ледовой ловушки, конфликт в команде достиг своего апогея. Упертый Генри заявил, что они будут продолжать поиски пути в Азию, однако большая часть матросов грезила о доме. Используя настроения большинства команды, Робер Жуэ поднял бунт на корабле. В результате 22 июня 1611 года мятежные матросы высадили капитана, его сына, нового первого помощника и шесть человек команды в шлюпку, оставив их без оружия и продовольствия. "Дискавери" поднял парус и уплыл, оставив дрейфовать шлюпку с капитаном и верными ему людьми. Дальнейшая судьба Гудзона и его спутников покрыта мраком. Зато известно, что стало с мятежниками из его команды.

Трое из них, включая Жуэ, умерли еще во время плавания. Остальные через два месяца достигли берегов Англии. Там они были арестованы по обвинению в убийстве, но спустя некоторое время помилованы.

Слава нашла Генри Гудзона после смерти. Большая северная река, открытая Верраццано, названа рекой Гудзона; пролив, открытый Каботом, - Гудзоновым проливом; а море, ставшее его могилой, - Гудзоновым морем.

Комментарии (0)

Пока пусто