Публикации

Вечные валенки

Вечные валенки

В наше время валенки не в моде. Но все, однако, помнят веселую фразу из романа Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев": "В дворницкой стоял запах гниющего навоза, распространяемый новыми валенками Тихона. Старые валенки стояли в углу и воздуха тоже не озонировали...".

Войлок - плотный материал из валяной овечьей шерсти. Ее волокна имеют верхний чешуйчатый слой - кутикулу, из-за чего могут сцепляться друг с другом под воздействием горячей воды и пара. На этом основан принцип войлоковаляния.

1. Двести лет назад

Валять войлок научились бог знает когда. Задолго до нашей эры уже делали из него ковры, шапки, одежду и много чего еще. Самые большие по площади куски шли на "строительство": ими обтягивали юрты. Тысячу-полторы лет назад уже умели делать обувь со вставками из войлока.

Но это еще были не то: ведь валенки целиком из войлока.

Свернуть кусок войлока в пакет, сунуть туда ногу и сверху завязать веревочкой - на это большого ума не надо, так наверняка делали многие. Потом войлок стали кое-как сшивать; получились тапочки (коты, чуни). Такие чуни носила Екатерина Великая.

Пытливые мастера-шерстобиты задумались: как бы эти чуни сделать в форме сапога? Додумались: стали сшивать из войлока голенища и пришивать к ним подметки.

Но и это были не валенки, а все же сапоги!

И только около двухсот лет назад неизвестный самородок свалял настоящий цельный валенок без швов. Кто, когда и где - не прослеживается ни по каким документам. Может, изобретатель был не один, а их было несколько в разных местах; чаще всего называют Семеновский уезд Нижегородской губернии и город Мышкин Ярославской губернии.

Технологически в изготовлении валенок ничего сложного нет. Сначала шерсть чистят и валяют, долго раскатывая четырехгранной скалкой. Отсюда второе название обуви - катанки, или катанцы. Затем стирают, трут, отбивают, сушат. Для придания цвета используют квасцы, медный купорос и синий сандал, а для осветления - белила, смешанные с парным молоком, или отбеливают на солнце.

Если желают получить гладкие валенки, получившееся изделие трут пемзой. Если нужны валенки мохнатые - дерут терочкой.

На дому за день можно сделать не более одной пары валенок. И все же в первой четверти XIX века, когда идея дошла до масс, во многих избах появились валяльные "фабрики". Впрочем, скоро и в городах стали строить соответствующие заводы. Рядом с Москвой они были в деревнях Аннино и Качалово.

Если в начале XIX века, по свидетельству поэта Жуковского, девушки на Крещение бросали за ворота башмачок, то к середине того же века, гадая на суженого, уже бросали валенок. И, кстати, в валенке же перевозили в новое жилище домового.

Постепенно все население страны переобулось в валенки, тем более что цены падали с ростом производства. К концу XIX века они колебались от 15 копеек за пару средненьких валенок до двух с полтиною рублей за пару поярковых (из первой шерсти молодых ягнят). В дорогих щеголяли зажиточные крестьяне, обычная же семья зачастую имела одну пару, которую носили все члены семьи по очереди. Их берегли, их носили долго-долго. Михаил Пришвин даже написал рассказ "Дедушкин валенок": "Все на свете имеет конец, все умирает, и только одни дедушкины валенки вечные".

В разных концах России их называли по-разному. В Москве - валенки, в Нижнем Новгороде - чесанки и катанки, в Тамбовской и Тверской губерниях - валенцы. В Сибири закрепилось название "пимы". Когда стали делать валенки из козьей шерсти, появись названия "волнушечки" и "выходки".

2. "Индикатор" историчности

Валенки изобрели при жизни Александра Сергеевича Пушкина, потому и не удивительно, что в "Евгении Онегине" они не упомянуты ни разу. Нет их и в "Повестях Белкина". Естественно, в его "Капитанской дочке", повествующей о временах пугачевщины, их и быть не могло.

А вот писатель Вячеслав Шишков родился в годы повального увлечения валенками и уже, наверное, считал их старинной обувью, а потому без сомнений "обул" в них героев трилогии "Емельян Пугачев". Например: "Зажав ноздри и уши, воевода трижды с поспешностью погрузился в святую воду, выскочил, сунул ноги в валенки, накинул шубу...".

Интересная ситуация со Львом Толстым. Читаем в "Войне и мире": "Пьер находился в этом депо в числе пленных. С первого перехода от Москвы с него сняли валенки...".

Как же так? В детстве своем писатель застал начало валеночной эпопеи и должен был знать, что это изобретение недавнее, не было валенок в войну 1812 года. Однако Толстой не так прост! Немного раньше он объяснил, что это за обувь: "Пончинин прислал подводу с вещами, и Пьеру достались валяные сапоги".

Сапоги - не валенки! Они сшиты и имеют хотя бы один шов. Толстой просто использовал новое слово "валенки", вторично упоминая обувь героя. Войлочные сапоги в 1812 году, конечно, были.

Чем ближе автор к XX веку, тем глубже он удревняет валенки. Алексей Толстой "находит" их уже и в палатах Петра I - за сотню слишком лет до изобретения! В его романе "Петр Первый" уже на первом десятке страниц Алексашка Меншиков снимает валенки. И дальше это слово сыпется, как горох. Их носит брат Петра Иван, их носят дворяне, их носит царь:

"Высунутая рука, не найдя застежки, зло оторвала ремень полости, и из возка полез человек в бархатном ушастом картузе, в серо-суконном бараньем тулупе, в валенках. Вылез, высокий: Санька, глядя на него, задрал голову... Кругловатое лицо - осунувшееся, глаза - припухшие, темные усики - торчком. Батюшки, царь!..".

Родившийся уже при советской власти писатель Дмитрий Балашов отнес появление валенок вообще в начало русской истории. У него их носят современники Александра Невского: "Валенки и лапти топтали снег. Пар от дыхания лошадей курился в воздухе. Избы тоже, словно пригнувшись, ожидали недоверчиво из-под шапок снега...".

3. "Оружие" из войлока

В первые годы XX века валенки в России валяли десятки фабрик и миллионы кустарей. Потом был обвал из-за Мировой и Гражданской войн, но в 1920-х годах производство опять полезло в гору.

В 1941 году возникли проблемы. Пехота и артиллерия нуждались в валенках (летчики и танкисты обходились без них), а фабрики из-за наступления немцев позакрывались. Под лозунгом "Все для фронта, все для победы" тыловики взялись эту проблему решать. Люди добровольно отправляли на фронт вязаные носки, рукавицы, белье и валенки, порой отдавая последнее, понимая, что от них зависит здоровье защитников Родины. Партизаны зимой, в лесах, тоже носили валенки; они сами их и валяли. В декабре 1941 года немцев погнали от Москвы, а с февраля 1942 года производство валенок на подмосковных фабриках вновь наладили.

Немцы, особенно во вторую зиму войны, тоже переобулись в валенки. Они добывали их, грабя склады, магазины и население на оккупированных территориях.

4. Как их называют?

Валенки - они же валенцы, волнушечки, выходки, катанки и чесанки.

Пимы - высокие (до паха) сапоги из оленьей шкуры шерстью наружу.

Торбаса - мягкая обувь из оленьих шкур, в отличии от пим короткая: мужские торбаса в полголени, женские - до колен.

Ичиги - нарядная обувь из сафьяна, расшитая, на мягкой подошве.

Ишимы - валяные коты (боты) с голенищем из портянки или опорок, что-то среднее между лаптями и валенками.

Унты - сапоги из меха и шкуры моржа, тюленя и т.п., с подошвой также из меха или шкуры, на шнуровке или подвязках.

Бурки - по преимуществу сибирская обувь из дорогого белого войлока на кожаной или резиновой подошве, обшитая кожей по двум вертикальным швам, по верху голенища и по склейке голенища с подошвой.

Буряты, монголы, алтайцы и многие другие народы носят гуталы - обувь из кожи и овчины, с толстой подошвой и загнутыми кверху мысами.

Комментарии (0)

Пока пусто